julia_monday: (Default)
"Вершина" целиком, немного исправленная http://zhurnal.lib.ru/editors/p/ponedelxnik_j_w/top.shtml
julia_monday: (Default)
Казалось, это должно было длиться не одно столетие, но когда они вышли, ладья пресветлой Ариэн едва сдвинулась с места. Только сейчас Рингвэн удивилась – она не видела солнца во время суда, хотя там не было крыши. Чары. Мандос не знает времени.

На нее накатила такая усталость, что она остановилась прямо посреди улицы, полузакрыв глаза.

- Что с тобой? – Артайвэ обхватил ее за талию, испугавшись, что она упадет.

- Я очень устала. Хочу оказаться там, где никого нет, кроме нас с тобой. Не хочу думать ни о чем, кроме травы, облаков и воды. Не хочу вспоминать того, что узнала…

- Может быть, снова отправимся в Лориэн?

- Нет, я справлюсь сама.

Он выполнил ее желание и отвел на берег небольшого озерца с холодной водой. Целый день они просидели там, почти не разговаривая, лишь держась за руки. Покой этого места, чистый и сладкий воздух Амана, краса зеленой травы и ярких цветов постепенно рассеяли накрывшую ее душу тень. Она ничего не забудет… но не даст печали и горю взять над ней верх. Тьмы больше не будет, ее повелитель изгнан навеки. Будет лишь чистое небо, и солнце, и радость, и жизнь без печали в Благословенном Краю.
Read more... )
julia_monday: (Default)
Но прошлое не отпускало. Рингвэн и Артайвэ несколько месяцев жили в белокаменном Тирионе, наслаждаясь прогулками по его хрустальным лестницам и прекрасным садам, когда прибыл в город Вестник Владыки Манвэ, Эонвэ, и объявил, что через три дня в Круге Судеб будут судить Моргота Бауглира, преступника, объявлявшего себя Владыкой Арды и причинившего зло многим ее жителям. И все, кто могут свидетельствовать о его деяниях и желают сделать это, могут прийти на суд.

Рингвэн, услышав это имя, вздрогнула. На миг ее охватил испуг, как будто она опять слышала этот холодный, вселяющий отчаяние голос, что некогда призывал ее покориться. Но тут же она отбросила страх. Здесь ли бояться побежденного врага? Ей есть в чем обвинить его, и она не упустит этот случай. В ясных глазах Артайвэ вспыхнула ненависть, и она без слов поняла, что он тоже пойдет туда.

***
Read more... )
julia_monday: (Default)
Проснулась Рингвэн поздно и одна. На мгновение ее объяла тревога – вдруг встреча с родителями была лишь сном? Но нет – она тут же ощутила их близкое присутствие и вздохнула с облегчением. Это был вовсе не сон! И тут же в приоткрытую дверь заглянула ее мать.

- Ринья, если ты думаешь, что здесь можно питаться только воздухом, то ошибаешься! Завтрак на столе. И если хочешь – надень вот это.

И она протянула дочери легкое белое платье.

- Спасибо, мамочка! А то платье, в котором я вчера пришла… ты не выбросила?

- Конечно, нет, Ринья! Оно ведь твое, а ты уже не ребенок. Без твоей просьбы я и прикасаться к нему не буду.

- Это не самое красивое платье… но это память о друге. Я сохраню его.

-Как пожелаешь, доченька.
Read more... )
julia_monday: (Default)
Вот и свершилось. С носа белоснежного корабля она видела далекое сияние. Вдали смутно вырисовывались остроконечные пики.

- Это Пелори, любовь моя, - сказал Артайвэ, приобняв ее за плечи. – Оплот Валинора, стражи Амана. Никому не взобраться на их сияющие вершины против воли Валар!

Рингвэн кивнула. Она знала о высочайших горах Арды из легенд. Кое-кто в Гондолине сравнивал с ними горы Эхориат. Но, увы, они не оказалась неприступными – предатель указал тайные ущелья, по которым войско Моргота вторглось в долину…

- Когда мы уходили, - продолжал Артайвэ, - они были темными и грозными, как ночь, что окружала нас тогда. Но теперь – они приветствуют нас!

С глубоким вздохом Рингвэн положила голову ему на плечо. Они плывут в Благословенный Край и будь, что будет! Даже его далекое сияние утишало страхи, дарило надежду – если не на радость, то на мирный покой…
Read more... )
julia_monday: (Default)
И хотя радость от победы над Морготом, от освобождения, от прекращения войны сияла над всем этим огромным временным поселением, ожидавшим постройки кораблей, которые должны были унести их на благословенный Запад – но горе и несчастье тоже простерли над ним свои крыла. Почти никто из эльфов Белерианда не мог похвастать, что не потерял в войне родных и друзей или не пострадал сам. До Рингвэн и Артайвэ доходили вести о судьбе других пленников Ангбанда – не всем повезло, как им. Иногда орки, озлобленные и напуганные поражением своего повелителя, напоследок жестоко мстили беззащитным – и освободители находили лишь груды изувеченных трупов. Впрочем, порой случалось и наоборот – рабам удавалось разбить цепи и перебить надсмотрщиков самим. Но и тогда не все проходило гладко – иногда сразу же после этого вспыхивали стычки и между самими рабами – хотя почти всегда их зачинщиками были люди, которые припоминали настоящие или мнимые обиды.

Рингвэн как потерянная бродила по берегу. Она уже никого не искала – хотя к своей радости встретила несколько былых друзей из Гондолина, например, храбрый Малмайт остался жив - она раздумывала о том, что делать дальше. Сначала она спросила Артайвэ о том, что собирается делать он. Он желал отправиться в Валинор – там остались его родители и младшая сестра, не ответившие на призыв Фэанора. Впрочем, он сказал, что покорится любому ее решению – ибо без нее Валинор ему не мил, и если она захочет остаться в Средиземье – он сделает то же. Казалось бы, и ей стоит уплыть в Благословенный Край, но … что-то мешало Рингвэн окончательно решиться. Да, здесь у нее не осталось ничего – ни дома, ни родных. Но она боялась, что принесет в пресветлый Валинор все те муки и ужасы, что пережила здесь. Некогда она слышала от мудрецов, что эльдар принесли в Аман Искажение, с которым не в силах были справиться даже могучие Валар. А ведь эльфы в Великом Походе не пережили и десятой доли тех испытаний, что выпали их потомкам времен Войн Белерианда. Что принесут в Валинор они сами – насилие, разрушение и смерть? Они стали похожи на орков – ненавидели, убивали и разрушали…
Read more... )
julia_monday: (Default)
Из-за этих мыслей она молчала, не поднимая головы, пока остальные благодарили Бортанда за рассказ. Тем временем принесли угощение. Оно и на самом деле оказалось скудным – каша из проса, суховатые лепешки и вяленое мясо, а из питья – лишь родниковая вода. Но такая пища, предложенная друзьями от чистого сердца, лучше самых пышных яств в доме врага. Эльфы же поделились с вождем и его домочадцами лембасом, который получили, освободившись, от воинов Эонвэ, и который был их почти единственной пищей в долгом пути.

За едой старик расспрашивал гостей, откуда они идут и почему оказались здесь вместе с женщинами его племени. И глаза его сверкали суровым гневом, когда он слушал рассказы об отчаянной борьбе, горьких поражениях и муках плена…

Когда и с рассказами, и с трапезой было покончено, Бортанд сказал:

- Мы много говорили о прошлом – настало время поговорить и о будущем. Быть может, те женщины, что идут с вами, согласятся остаться с нами? Ведь они не могут отплыть в светлый Аман, как вы, а другие вастаки, что служили Врагу, давно бежали из западных земель – да и не думаю, что после таких испытаний, они захотели бы жить рядом с бывшими слугами Моргота. К тому же, каждому лучше жить вместе со своим народом, а не с чужим. Мы же с радостью примем их, ибо немногие наши женщины перенесли тяготы войны. Впрочем, мы поступили бы так же, даже если бы процветали как до той страшной битвы – ибо негоже бросать родичей в беде…
Read more... )
julia_monday: (Default)
Артайвэ, судя по его лицу, изумленный не меньше нее, тоже поклонился в ответ и сказал:

- Приветствуем и тебя, о, благородный воин! Надеюсь, ты извинишь нас, если прежде чем принять или отклонить любезное приглашение твоего господина, мы с товарищами обсудим его?

Воин кивнул. Шестеро эльфов отошли в сторону.

- Если они действительно друзья, - начал Артайвэ, - то можно спокойно принять их приглашение. Если все же враги… то что им мешает окружить и перебить нас всех, например, из луков? Они ничем не рискуют, их намного больше и у них есть лошади.

- А если они заманивают нас, чтобы взять в плен? – недоверчиво ответил Сульвэ.

- Я не заметила лжи ни в его глазах, ни в голосе, - вмешалась Рингвэн. – Да и не стал бы слуга Врага использовать Высокое Наречие.

- Вастаки – и на стороне эльдар и эдайн? Очень странно, - сказал Артайвэ. – Хотя было одно такое племя, которое некогда служило сыновьям Фэанора и не предало их в ту злосчастную битву, Битву Бессчетных Слез. Но говорили, что они все там погибли…

- И одного из его вождей звали Бортанд! – воскликнул Ангамайтэ. – А этот воин говорил о «господине Бортанде»! Кажется, это все же друзья…

- Похоже на то, - согласился Артайвэ. – Что же – тогда стоит принять их приглашение.
Read more... )
julia_monday: (Default)
Несмотря на отсутствие интереса, продолжаю. И вы еще долго будете натыкаться на это в френдленте... :)

***

Через два месяца утомительного пути они, наконец, обогнули Железные Горы и вышли к их южному подножию. Теперь до западного побережья идти оставалось совсем немного, а местность стала более гостеприимной – здесь уже росла трава и небольшие деревья. Земля освобождалась от власти Моргота Проклятого, а присутствие жителей Валинора благословило все растения на рост и цветение.

«Но мы рано обрадовались», - подумала Рингвэн, увидев однажды, всего через час пути, облако пыли впереди. «Вряд ли это орки, они редко используют лошадей… но ведь это могут быть и люди из разгромленного войска Моргота, убегающие на восток». Так же думал и Артайвэ, которому она высказала свои опасения. Бежать? Но куда – вокруг не было ни одного укрытия, деревья росли поодиночке, а в недалекой горной гряде не было ни одного прохода. Оставалось лишь ждать, приготовившись на всякий случай к обороне. Но если с маленьким отрядом орков они бы еще могли справиться, то здесь их, скорее всего, просто перебьют.

Когда сквозь облако пыли уже можно было различить отдельные фигуры и лица, сердце Рингвэн упало. Это действительно были люди… но чернобородые и черноволосые, смуглолицые и низкорослые. Вастаки! Значит, их опасения оправдались. Своих соплеменниц они, быть может, и пощадят, а вот «белых демонов» - вряд ли… Лицо Артайвэ побледнело, а рука стиснула рукоять меча – наверное, он думал о том же. Что же, по крайней мере, они заставят дорого заплатить за свою смерть.

Люди тоже их заметили. Рингвэн видела, как они указывали руками в их сторону и что-то кричали. Потом они остановились. Пыль немного улеглась, и они увидели ряды всадников на конях – их было не меньше двух сотен.

Две группы путников некоторое время стояли друг напротив друга. Затем от вастаков отделилось несколько всадников, которые поскакали к ним. Наверное, разглядели, что здесь в основном женщины и хотят предложить сдаться. Ну что же…

Всадники остановились, когда от Рингвэн их отделяло несколько фатомов. Один из них спешился и, не торопясь, подошел, показывая пустые руки в знак невраждебных намерений. Хочет усыпить их бдительность? Или..?

К огромному удивлению Рингвэн, молодой вастак остановился прямо перед ней и, отвесив низкий поклон, произнес:

- Элен сиила луумен омэнтиэлво! Приветствую вас, благородные эльдар и вас, женщины из нашего народа. Мой господин Бортанд просит всех вас разделить его гостеприимство.
julia_monday: (Default)
А на пятый день, на дневной остановке, она попросила Артайвэ научить ее обращаться с кинжалом. Неровен час кто-нибудь нападет, а она даже не знает, как его правильно держать! Кирша, услышав эту просьбу, тоже пожелала научиться. Артайвэ согласился давать уроки обеим.

- Вот, смотрите, - Артайвэ попросил их взять кинжалы в руки и вытащил для примера свой. – Не сжимайте слишком сильно рукоять – быстро устанете и потеряете гибкость. Да, чем сильнее вы держите, тем кинжал труднее выбить из руки… но тогда вы потеряете скорость, а это почти наверняка - поражение. Теперь дальше. Сделайте выпад! Резче! И руку не оставляйте там, тяните обратно к себе, ваша задача – не отдать ее противнику, а приготовиться к новому удару. Ринья, целься выше! Сердце, шея – вот что надо поразить в первую очередь…

Рингвэн неуверенно сделала несколько выпадов. Забыв о совете, она сжала рукоять так, что костяшки пальцев побелели. Артайвэ со смехом взял ее руку и разжал пальцы.

- Слишком быстро устанешь, Ринья. Смотри, как напряглась рука, она как будто деревянная! Попробуй еще раз.

Рингвэн ослабила хватку и вновь принялась наносить удары воображаемому противнику. Новая наука увлекла ее, это было похоже на танец, где движения одного зависели от движений другого…

И все же это был не танец.
Read more... )
julia_monday: (Default)
Давно задуманное продолжение "Крутого пути", который можно прочитать здесь http://zhurnal.lib.ru/p/ponedelxnik_j_w/way.shtml Просьба сообщать о найденных ошибках и опечатках

Уже пятый день они шли на запад вдоль горной гряды, лишенной здесь даже клочка растительности. Подземные огненные озера остались далеко позади, и этой несчастной земле не доставалось ни одной каплей тепла больше, чем могло уделить ей тусклое солнце. А пресветлая Ариэн, казалось, не желает смотреть на эту проклятую страну – и солнце появлялось здесь всего на несколько часов. Кроме того, в воздухе стояли тучи пыли и пепла от обрушившейся недавно Горы-Деспота, лишая их последних солнечных лучей. Кашляя сама и слушая кашель товарищей, Рингвэн вспоминала жуткий путь через Анфауглит. Но ничего, теперь они идут навстречу не ужасу и мукам, а свободе и радости… Хотя… Наверное, она уже никогда не сможет радоваться как раньше – плен, а особенно смерть Лалвэ оставили в сердце глубокую незаживающую рану. Она сомневалась, что даже легендарные Сады Лориэна способны полностью залечить ее.

Наконец, Рингвэн смогла узнать, что же произошло на юге, что за могучее воинство бросило вызов Черному Врагу Мира и низвергло его вместе с ужасной горой Тангородрим. С восторженным удивлением и радостью выслушала она повесть о последнем морском путешествии Эарендиля Благословенного и его супруги Эльвинг Белой с чудесным камнем Сильмарилем, который позволил им проникнуть сквозь тени и чары, скрывающие Валинор. И Валар прислушались к мольбе Эарендиля, и послали помощь гибнущим народам Белерианда, и вел это воинство могучий Эонвэ, и шли в нем благородные ваниар и отважные нолдор. И войско Бауглира было разметено, как горсть сухих листьев, а сам он отправлен в оковах в Валинор, дабы предстать перед судом. А ужасная гора Тангородрим обрушилась при падении невиданной твари Моргота – огромного летающего дракона. И его тоже низверг Эарендиль с помощью орлов Владыки Манвэ.

Но как ни радостны были эти вести – самой радостной из них была для Рингвэн весть о том, что не все жители Гондолина погибли или попали в плен, как она. Кое-кому удалось спастись. А вдруг ее родители тоже спаслись, а молчали лишь потому, что этого требовала скрытность? Ведь о бегстве некоторых жителей Гондолина Моргот не должен был знать… Только бы добраться до западного побережья, где собрались все эльдар, уцелевшие в войне. Вдруг ее там ждет еще одна чудесная встреча?

Ночи были очень холодными, а костер развести было не из чего. Впрочем, Артайвэ говорил, что это даже хорошо – огонь отогнал бы холод и четвероногих хищников, зато привлек бы двуногих. К счастью, морготовы твари почти не появлялись - то ли, напуганные исчезновением воли Повелителя, бежали отсюда подальше, то ли им просто нечего было есть в этой холодной пустыне. Но все равно путники выставляли ночью стражу – эльфов и тех женщин, что были покрепче. Дежурили обычно по двое, чтобы не уснуть. Женщины хотели избавить свою «предводительницу» от утомительного бодрствования, но Рингвэн сказала, что не желает никаких привилегий, а дополнительная пара зорких эльфийских глаз не помешает. Пары подбирались случайно, но почему-то Рингвэн всегда оказывалась вместе то с Артайвэ, то с Киршей, в чем подозревала настоящий заговор, хотя все со смехом это отрицали.

Устраиваться в пещерах на ночлег они боялись – земля постоянно тряслась, с горных склонов падали камни, они могли просто погибнуть под завалом. Поэтому спали подальше от гор, на открытом месте, сбившись в тесную кучу, в середину, где теплее, укладывали самых слабых. Перед сном подымалась возня – одни молодые девушки старались оказаться к эльфам-мужчинам поближе, другие, краснея, с испуганными лицами, устраивались как можно дальше. Артайвэ с товарищами, мало общавшиеся с людьми, особенно с их женщинами, смотрели на это с недоумением, пока Рингвэн с улыбкой не объяснила, в чем дело – и тогда краснеть пришлось уже им. Сульвэ с некоторым страхом спросил – не означает ли это, что эти девушки теперь никогда не выйдут замуж? Он бы не хотел оставить их навеки несчастными! Но Рингвэн со смехом ответила, что как только они доберутся до людских поселений, то девушки быстро найдут мужей себе по душе из собственного народа. «И вообще», - добавила она, - «на их взгляд, вы не слишком красивы – худые да бледные. И без бороды». В ответ на вопрос, каким же должен быть муж, о котором мечтает юная вастачка, она описала нечто гороподобное, заросшее с ног до головы черными волосами, с руками толщиной в молодое деревце и плечами чуть ли не в фатом шириной. От такого портрета эльфы смеялись до слез, но все же с девушками стали держаться более отстраненно – мало ли, что тем придет в голову. Пути Старших и Младших Детей Эру слишком разнятся и редко суждено счастье тем из них, кто полюбил друг друга…


Profile

julia_monday: (Default)
julia_monday

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11 12131415 1617
181920 212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 12:07 am
Powered by Dreamwidth Studios