julia_monday: (Default)
К 3.16. Средиземье Третьей Эпохи. Герои Первой Эпохи - Фингон, Финрод и Маэдрос выжили после войн с Морготом. Их участь и участие в Войне Кольца. АУ. Без слэша. Остальное по авторскому желанию.

- Теперь судьба наша - в руках малых и слабых, - так говорил Элронд высокому эльфу без правой кисти, шагавшему рядом. - Я не могу изменить число Хранителей. Девять Кольцепризраков - Девять Хранителей в Братстве Кольца. И все они получили свои места по праву. Разлучить хоббитов было бы жестоко, если они так решительно настроены идти вместе с Фродо.

- Глупо. Очень глупо, Эллерондо, - лицо спутника Эльронда было мрачным и гневным. - Да, хоббиты показали себя отважными... я слышал, что они рассказывали об Упокоищах, да и на Заветери они не струсили. Но им могут встретиться враги не по силам! У Саурона множество страшных и сильных чудовищ на службе - не считая даже орков.

- Наше время ушло, Майтимо, - печально ответил Элронд. - Все, что нам осталось - оборонять остатки своих земель. Судьбы мира сейчас - в руках других. В руках людей и их меньших родичей.

- Это мы еще посмотрим, - эльф сжал левый кулак. - Ты можешь распоряжаться здесь, Эллерондо, но мне приказывать не можешь.

***

Фингон смотрел из окна башни-маяка на волнующееся море. Когда-то он вместе с сыном выбрал именно Линдон, чтобы поселиться здесь после краха Белерианда. А теперь он живет здесь один - Гиль-Галад давно пал от руки Саурона, его мать, дочь Кирдана, уплыла в Валинор, не выдержав печали по сыну. Один Верховный Король Нолдор - пустой ныне титул, ибо все королевства эльфов ныне жили обособленно, а нолдор среди них после падения Эрегиона осталось крайне мало - теперь жил здесь. Возвратиться в Валинор братоубийце дозволено не было.

Read more... )
julia_monday: (Default)
К 3.17. Свадьба Фингона. Гости, празднество, желательно показать и пре-историю- как Фингон встретил свою возлюбленную.

Давно уж не видели земли Белерианда такого пышного и веселого празднества - наверное, со времен Мерет Адертад. И то был не пир в честь победы, где радость всегда густо замешана с печалью о павших, и не просто праздник урожая или первых цветов, а свадьба самого наследника Верховного Короля. До этого из всех принцев нолдор в Сирых Землях женился один лишь Ородрет, да прекрасная Артанис вышла замуж в укрытом Завесой королевстве Дориат. Говорили еще, что и Арэдель Ар-Фейниэль тоже вышла замуж и даже родила сына, но история это была странная и темная, и сыновья Феанора, от которых и стала она известна, говорили об этом мало, а из тайного града Гондолина не приходили вести даже к родичам его владыки. Другие же принцы или оставили жен и возлюбленных в далеком Валиноре, или утеряли их в долгом пути, или думали лишь о войне. Но принц Фингон не боялся ни сражений, ни проклятий, считал Белерианд новым домом и желал привести в него своих детей.

Вновь голубые воды озера Иврин отражают пышные праздничные одежды и блеск самоцветов. Съехались гости со всего Белерианда, с востока - Маэдрос с братьями, с севера - Ородрет, Ангрод и Аэгнор, что всегда были друзьями Фингона, с юга - Финрод, из укрытого королевства Дориат - Галадриэль и ее муж. Лишь из города Гондолина не прибыл никто, ибо крепка была его тайна. Не были забыты и друзья из эдайн - Хадор Лориндол с женой и двое детей его - сын и дочь.

Запели серебряные трубы и торжество началось. Барка в виде белого лебедя с золотым клювом и глазами из гагата подплывает к северному берегу озера...

Он загляделся в темные воды небольшой бухточки на берегу озера Митрим. Здесь было мелко и вода проросла камышом и водяными лилиями с бело-розовыми лепестками. Было жарко и он раздумывал, не искупаться ли здесь или, быть может, найти место с песчаным дном, когда увидел небольшую серебристую лодочку, выплывавшую из-за камышовых зарослей. Гибкая фигурка в ней наклонилась к воде, лицо было прикрыто серебристыми волосами.

Он не желал пугать пришельца и присвистнул, подражая голосу птицы.

Хитрость удалась - эльф не испугался, а лишь поднял голову на звук...


Read more... )
julia_monday: (Default)
К 1.5 Маэдрос умирает от отсечения руки (на Тангородриме, после прибытия в лагерь в Митриме - на усмотрение автора). POV Фингона. А+ АU

Я пытался остановить кровь там, под скалой, но у меня ничего не вышло. Снадобья не действовали совсем. Я попробовал наговор - толку было немного... Крови стало лишь чуть-чуть меньше, но Майтимо все же открыл глаза.

- Бесполезно, Финдекано... Я... слишком слаб... только цепь... не давала... мне умереть... Слишком... поздно... Но спасибо тебе... ты... избавил меня от мук... и я умер... не там... спасибо... спасибо...

- Майтимо, Майтимо!

Случилось то, чего я так страстно желал последние несколько минут - кровь остановилась. Вместе с сердцем Майтимо.
Read more... )
julia_monday: (Default)

К 1.4 Фингон после поединка с Готмогом выжил. АУ, NH


Огненный бич захлестнул его ноги и он упал. Демон навис над ним черно-багровой тучей, с хохотом поднял секиру для последнего удара... Но тут же завопил от боли и обернулся. Человек в вороненой кольчуге и шлеме с золотым навершием напал на чудовище сбоку. Фингон узнал своего спасителя - Хуор! Он попытался приподняться, но балрог, к несчастью, не забыл о нем, увлеченный новым поединком. Кажущийся небрежным взмах бича в левой руке - и правая сторона лица короля взорвалась огненной болью. А после наступила темнота.

Но это был еще не конец. Через века темноты и тишины он очнулся. Очнулся - и сразу пожалел об этом. Тело и особенно лицо как будто горели в костре, горели, но не сгорали. Но, он все же попытался открыть глаза - и понял, что наполовину ослеп. Правый глаз вытек от удара бича. Может быть, теперь не стоило даже пытаться встать, а лучше расстаться с телом, которое почти перестало его слушаться и отправиться на отдых в Чертоги Мандоса? Нет уж. Он никогда не бросал дела на полпути. Если ему повезло и он выжил после поединка с Готмогом - он будет жить и дальше.

Но это решение едва не разбилось о суровую реальность. Ноги, перенесшие удар огненной плети, отказались ему повиноваться. Тогда он пополз, обдирая полуголое тело о камни - одежда повисла черными обгоревшими лохмотьями - пополз прочь от горы трупов друзей и врагов...


Read more... )
julia_monday: (Default)
Дикое АУ, развесистая трава, сплошной :facepalm3: , однако нолдоцентристам должно понравиться! :) События происходят после нападения на Хитлум в 462 году. Плена там немного и без подробностей, не бойтесь :) .

Спасти Фингона

Морготу было нужно только одно – Фингон Отважный, верховный король нолдор.

Отступление было притворным. Когда отборные отряды короля во главе с ним самим достигли середины Анфауглита, воины Моргота развернулись им навстречу. А на подмогу им спешило еще одно воинство из Ангбанда. Король был отрезан от основного войска, его стража перебита. Сразу два балрога набросились на него – но не убили, а подсекли ноги огненными бичами, связали и уволокли в Ангбанд.

Кирдан пришел слишком поздно.

Хитлум устоял, но о потерянном Отважном Короле пролили бессчетные слезы…

***

Он действительно не боялся ничего – ни холода, ни жара, ни бичей, ни железа и неизменно отвечал Морготу лишь одно:

- Я не знаю, где сокрыт город брата моего, а и знал бы – не сказал.

И Моргот отступился.

- Хорошо же! Мне остается лишь убить тебя – или вынудить других это сделать.

И отвели Фингона к той же скале, откуда он некогда спас Маэдроса, чья истлевшая правая кисть так и висела здесь в зачарованном наручнике. И сказал Моргот:

- Чудо не повторяется дважды. Но даже если прилетит сюда все войско эльдар на орлах – тебе они не помогут. Крепость этих цепей ты знаешь сам.

И не одна цепь охватила Фингона, но четыре.

***

Однако, Маэдрос, узнав о беде друга своего, не предался бесполезному горю, но стал действовать.

Народ Хитлума не следовало уговаривать идти на Ангбанд – скорее уж удерживать от безрассудной преждевременной атаки Железной Темницы. Но сначала нужно было обрести и иных союзников.
Read more... )
julia_monday: (Default)
Т6-58. Эарендил. Бой над Тангородримом. NH.

Убить дракона

Мне не суждено больше ступить на землю Средиземья. Но ведь небо - не земля, не так ли? И когда тугой ветер ударил в мои паруса, подгоняя корабль к громадному пику, я понял - Владыка Манвэ благословил мой бой.

Дракон столь огромен, что, кажется, занимает полнеба. И он черен от рогов до кончика хвоста, черен так же, как знамена Ангбанда, черен как душа его владыки. Он дышит огнем, расправляясь с воинами внизу, которых даже валинорские доспехи не могут защитить от колдовского огня. Стрелы и копья отскакивают от его чешуи. Трое моих родичей сражались с огненными змеями, и я знаю, где их слабое место. Но и их хозяин знает - и потому драконово брюхо прикрыто черной броней. Нет надежды убить его. Но когда мой род и я сам отказывались начать безнадежное дело?

Я приближаюсь. Корабль слушается малейшего движения моей руки. Дракон поворачивает огромную голову в сторону Вингилота: черный ворон против белого лебедя. Но твари не нравится свет Предначальных Дней, свет Сильмариля, и она ревет, на миг ослепнув.

Но лишь на миг. Свет лишь разъярил его, как разъярил некогда другое чудовище, волка Кархарота, но не остановил. Будет ли моя схватка столь же неудачна? Но даже если так, я все равно вступлю в нее.

За спиной я слышу хлопанье огромных крыл - то вестники Манвэ, гигантские орлы пришли мне на помощь. Но и чудовище не остается без поддержки - из черных дыр Горы-Деспота вылетают другие твари, хоть и поменьше размерами, но такие же злые и свирепые. Орлы вступают с ними в схватку. Анкалагон остается на мою долю.

Нужно быть очень осторожным и сберечь паруса во что бы то ни стало. Без них Вингилот будет недвижим, и мне останется лишь погибнуть. Я поворачиваю штурвал то влево, то вправо, лавируя между огненными струями, одновременно высматривая слабое место в доспехах дракона. Кажется, его нет...

Хотя... это только кажется. Моринготто позаботился обо всем - но он не думал, что схватка будет в небе и схватка не с орлом, а с тем, кто вооружен острым клинком. Нужен один точный и мощный удар.

Эаренгиль, верный мой меч, откованный в пресветлом Гондолине! Не подведи меня!

Я направляю свет Сильмариля прямо в глаза Анкалагону и он на миг отворачивается, не в силах выдержать блеск истинного света - и я наношу точный удар в то место, где огромное перепончатое крыло крепится к телу...

Кувыркаясь, не в силах лететь с одним крылом, дракон падает на пики Тангородрима и сокрушает их.

Я не посрамил свой род - чудовище больше не причинит вреда никому и ничему, кроме жилища своего хозяина.

Я поднимаюсь обратно в небо, последний раз взглянув на берега, на которые мне не суждено ступить.

Мне всегда было интересно, как именно Эарендиль убил Анкалагона. Я долго думала и придумала, кажется, не самый тривиальный способ...
Два родича Эарендилья по текстам сражались с драконами. Третий - возможно, сражался.
julia_monday: (Default)
Т6-7. Толкин|любой персонаж ВК/Сильма "Не было же такого, Профессор!" Серьезно или юмор на усмотрение автора.

На самом деле упорное "неписание" самой первой легенды (о падении Гондолина), действительно, можно счесть "проклятием". Профессор здесь предстает в несколько юмористическом свете... но он, и правда, писал, что не так храбр, как его герои.


Профессор Толкин тяжело вздохнул. Жарко... Он уже открыл настежь окно, но это не слишком помогло. Середина июля, погожий, солнечный день. Сейчас бы сидеть на травке около ручейка, слушать журчание воды и мечтать, а не мчаться в душном вагоне к раскаленному Лондону. Но - дела, дела... Книга хорошо распродается, а потому надо обговорить с издателями кое-какие насущные вопросы. Хорошо хоть он один в купе, можно снять пиджак и расстегнуть верхнюю пуговицу жилета, а потом можно продумать Приложения к роману... или систему склонений в квенья! Второе даже интереснее...

Не успел профессор потянуться за бумагой и ручкой, как дверь купе распахнулась. Толкин обернулся, чтобы поприветствовать незваного посетителя, да так и замер. Не шевелясь, он смотрел как человек двухметрового роста (ему пришлось слегка нагнуться, чтобы пройти в дверь), одетый в черненую кольчугу, черный плащ с меховой оторочкой, черные штаны и сапоги, с длинным мечом в черных ножнах на боку, аккуратно закрывает за собой дверь в купе. Рукой, затянутой в черную кожаную перчатку. Пока Толкин вспоминал, как нужно дышать и хватался за мелькавшие в голове обрывки мыслей - о театре, нет, о цирке, нет, о сумасшедшем доме ... разве сумасшедшим выдают мечи?... скорее уж с ума сошел он сам... посетитель ловко устроился на противоположном сиденье, положив меч рядом. Взгляд его необычных, горящих темным огнем глаз, заставил Джона Рональда почувствовать себя Голлумом в Мирквуде. Увы, автор был далеко не столь бесстрашен, как многие его герои... Герои... Вот оно! Черный кротовый мех, оттеняющий бледное лицо без капли пота, густые черные волосы - да это же...

- Не было такого, профессор.

Read more... )
julia_monday: (Default)
Второй дом продолжается...

Внимание! В первом драбблике добавлена фраза.


Т6-42. Переход через Хэлкараксэ от лица Арэдель. А+


Бело лицо мое - как и снег. Белы одежды мои - как и лед. Мы идем - след во след. Мы бессмертны. Мы не умрем.

Я не верю в предательство - как и старший брат.

Я несу память в сердце - как и средний брат.

Я не боюсь ничего - как и младший брат.

А отец наш торит дорогу всем.

А мать - хранит память и дом.

А братья-друзья - на том берегу. Куют мечи - сражаться с врагом, строят крепости - оборонять новый дом.

На том берегу - нехоженые тропы ждут меня. Сладкие воды озер и рек ждут меня. Быстрый конь для скачки ждет меня. Красный зверь для травли ждет меня. А быть может, и суженый ждет меня?

Я дойду. Мы дойдем. Мы бессмертны. Мы не умрем.

Здесь я делала упор на образ "бесстрашной Арэдэли-охотницы. Сама я охоту не люблю, но для Арэдэли вполне естественно к ней стремиться. "Красный зверь" - "благородная добыча" (типа оленей), подчеркивает высокий, "знатный" статус охотника.

Read more... )
julia_monday: (Default)
Начинаю выкладывать исполнения с драббл-феста-в Арде (так по-новому называется :)) Для уже читавших - комментарии курсивом в конце (может, будет интересно).

Оба исполнения этой заявки - мои.


Т6-50. Битва в Альквалондэ от лица Фингона. NH.

1.
- Мы подошли к Альквалондэ на расстояние в одну шестую лиги и услышали крики. Я выслал двух воинов вперед, узнать, что происходит. Они вернулись, сказав, что войско Феанаро сражается с моряками-тэлери. У нолдор много убитых и они отступают к воротам. Я приказал всему отряду идти на помощь воинам Феанаро. Мы ударили на тэлери сбоку и убили многих. Нам удалось переломить ход сражения. Тэлери бежали. Мы захватили корабли. Я убил троих и ранил десятерых.

- Мне нужно не это, Финдекано. Факты я знаю. Но пока ты не вспомнишь, что чувствовал, что думал в это время - ты не исцелишься. И не выйдешь отсюда.

Вспомнить... Я так старался забыть...Его остановившийся взгляд... Нет, нет, нет, нет...

- Попробуй еще раз, Финдекано.

- Хорошо, о Судия.

- Мы подошли к Альквалондэ на расстояние в одну шестую лиги...

Read more... )
julia_monday: (Default)
Две части этого рассказа не объединены ничем, кроме названия и идеи, им выражаемой (комната 101 по Оруэллу). Вторую часть можно смело считать AU (хотя... кто хоронил государя Тургона?)

Страх

1.

- Cмотри, братец! Этот клинок острее твоего языка. Попробуй еще хоть раз занять мое место в помыслах и любви отца – и, быть может, он избавит нолдор от того, кто жаждет стать господином рабов.

И не смог Нолофинвэ тогда сдержать своего гнева, гордое сердце потребовало ответа. И в этот миг понял он, кто стоит за словами Фэанаро, но не понял, что и сам Фэанаро стал жертвой коварства.

- Господином рабов, говоришь ты? Ты, ты сам – раб! Раб Мелькора! Его речи узнаю я, его приказы ты исполняешь! Отец мой, не дай…

Он не смог договорить. Брат выполнил свое обещание, и острое лезвие с легкостью пропороло тонкую ткань одежд и тело насквозь. Страшная боль огнем охватила правую сторону груди, у Нолофинвэ подогнулись ноги, он попытался удержаться, схватившись за брата… Острый конец золотого украшения на запястье прочертил на щеке Фэанаро кровавую царапину.

Фэанаро отпрянул, выпустив рукоять клинка и схватившись за лицо. Лишившись всякой опоры, Нолофинвэ медленно повалился набок.

«Отец мой…» - он еще смог повернуть голову в сторону трона, где, оцепенев от изумления и ужаса, сидел Финвэ. Но, как будто отвечая на умоляющий взгляд Нолофинвэ, король смог стряхнуть оцепенение и бросился к сыновьям.

- Сын мой! Ты ранен! Пойдем, я позабочусь о тебе.

Фэанаро наклонился и выдернул меч из груди брата. Меркнущим взглядом Нолофинвэ увидел, как они удаляются, и меч брата оставляет за собой кровавую дорожку на белоснежном мраморе.

«Отец…» - хотел позвать он, но вместо звуков изо рта потоком хлынула кровь.
Read more... )
julia_monday: (Default)
Юмор

Кружок судеб. Тайное собрание майяр

- А где Манвэ? Не на вершине Таникветили сидит? - спросил Олорин у Эонвэ.

- Нет, они с Вардой отдыхать ушли. В личные покои, - Эонвэ ухмыльнулся. - Так что ничего не увидят и не услышат, не беспокойтесь.

- Тогда начинаем. Господа, господа, начинаем наше собрание! - Олорин позвонил в колокольчик. Нестройная толпа майар умолкла.

- Мы собрались здесь, господа, чтобы поговорить о защите наших прав. Наши права грубо попираются, господа! Где это видано, где это слыхано, чтобы работать двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю без перерывов на сон, еду и личную жизнь? Хорошо тем, кто успел пожениться еще в Чертогах Эру! У остальных нет времени даже на ухаживания! Крутишься, как белка в колесе!

- Верно! - проревел Оссэ. - И у женатых времени ни на что нет! Вот Уйнен уже на развод грозилась подать - говорит, ты на меня внимания никакого не обращаешь!

- Ври больше! - отвесила ему подзатыльник сидящая рядом Уйнэн. - Русалкам хвосты крутить у тебя время находится! Из-за этого уйти хотела!

Read more... )
julia_monday: (Default)
Первый и Второй Дом


Келебримбор|Гиль-Галад. Келебримбор рассказывает королю нолдор об Аннатаре. Не слэш. A+, NH.

Двое сидят в полутемной комнате друг напротив друга. Будь здесь свидетель той знаменитой ссоры, с которой все началось, он бы изумился - внуки походили на своих праотцев будто две капли воды. Только меч теперь на поясе у другого брата.

- Ты предупреждал меня, владыка, я помню это. Слишком хорошо помню, - собеседник с волосами черными как вороново крыло, горько усмехается.

- Я не обвиняю тебя ни в чем, - золотые нити поблескивают в темных косах второго.

- Тяжело жить тенью прославленного деда, - говорит первый.

- Я знаю это, - кивает второй.

- Он... он говорил, что я сравняюсь с самим Феанором! И даже превзойду его! "Сильмариллы - лишь хранилища Предвечного Света. Говорят, что в них заключены судьбы Арды - но никто не ведает, что это значит. Сильмариллы были для своих владельцев красивыми побрякушками, которыми они хвастали перед остальными. А я предлагаю тебе сделать такие вещи, что смогут приносить реальную пользу. И у тебя будет реальная власть. Власть, чтобы исцелить и украсить Средиземье и сделать его подобным Валинору. Валар снова предоставили Сирые Земли своей судьбе. Наше дело - позаботиться о них".

Read more... )
julia_monday: (Default)
По заказу [livejournal.com profile] 5_513

Финголфин скачет на бой с Морготом.

Холодный ветер севера принес черный снег: это пепел наших сожженных родичей запятнал белое покрывало зимы. На Севере – враг, и на Востоке ныне тоже, на Юге – лишь жалкая горстка беглецов, а с Запада помощь не придет. Черный прилив затопил землю, огненный ветер сжег рассвет, и не сдержать их стенам крепостей, и мечи наши бессильны. Гордые королевства востока, коими мы должны были править в силе и славе, рассыпались прахом. Лишь два пути есть у нас: погибнуть в бою или бежать на юг, пытаясь укрыться – но разве укроешься от Черного Врага Мира? Да и нет доблести в том, чтобы бесплодно угасать в южных дебрях. И потому я выбираю бой.

Сын мой, Финдекано! Не стой у меня на пути! Тебе не отговорить меня, а силой удержать себя я не позволю. Уходи, если не желаешь скакать со мной, и укрепляй стены в тщетной попытке сохранить то, что осталось.

Отец мой, Финвэ! За местью пришел я в Эндорэ, и ныне увидишь ты на гобеленах Вайрэ, как она свершится. Быть может, эрухину и не одолеть Айну, но я нанесу убийце твоему такие раны, что он запомнит меня навеки!

Брат мой, Феанаро! Дал я слово следовать за тобой всегда, и я держу его и поныне! Некогда мчался ты к Ангбанду, желая отомстить за отца и вернуть сокровища, и в пути настигла тебя смерть. Ныне я снова иду по твоим стопам.

Враг мой, Моринготто! Проклинаю тебя за убийство отца и брата, за погибший Свет, за оскверненную землю, за гибель моих родичей и моего народа! Я иду к тебе за местью. Содрогнись на своем подземном троне, ибо из всех Валар одному лишь тебе ведом страх! Слышишь гром копыт моего коня, Моринготто?

Я иду.
julia_monday: (Default)
По заказу [personal profile] ninquenaro Неканон "Фингон не дошел". Конечно, поклонники ПД порвут меня за нижеприведенный текст на британский флаг :), но тем не менее, выкладываю.

Арфа

Обычно Финдэкано шел в конце их длинной, уныло тянущейся по суровым Льдам, колонны. Но в тот много раз проклятый и благословенный день он шел рядом с Турукано и его семьей. Почему - Турукано не знал. Может быть, он соскучился по брату и сестре, а может, его коснулась тень предчувствия. Как бы то ни было - он был рядом. И, бросившись в ледяную воду, Турукано услышал второй всплеск. Итариллэ и Эленвэ удалось вытащить, но Финдэкано... Финдэкано погиб под обрушившейся глыбой льда.

Это случилось очень близко от берегов Эндорэ. Всего через три дня они увидели впереди черные прибрежные скалы...

***

Макалаурэ приказал отступить на южный берег. Сейчас воины Нолофинвэ, потерявшие во Льдах родичей и друзей, были опаснее слуг Моринготто, которые попрятались от золотого и серебряного света. Он не хотел новых жертв среди своего народа... или среди народа Нолофинвэ. Не стоит множить ненависть перед лицом общего врага.

Но что им делать дальше? Кроме мыслей о неотомщенном отце и невыполненной Клятве Макалаурэ преследовала мысль и о старшем брате. Быть может, он еще жив... Но как вызволить его? Войско сыновей Фэанаро слишком мало, чтобы взять Ангамандо.

Он видел перед собой лишь один путь...
Read more... )
julia_monday: (Default)
Из заказов на дайри для Furberia


Три смерти



Первый раз я умер в Альквалондэ.

Лязг мечей. Крики.

- Что случилось? Моринготто?

- Нет. Тэлери сражаются с нолдор Фэанаро…

- Валар! Валар приказали им…

- Вперед! На помощь родичам!

И мы бросились на помощь. На помощь одним родичам против других.

Я бил. Рубил. Колол. Защищал. Убивал.

Умирал.

То была смерть невинности.

***
Read more... )
julia_monday: (Default)
"Ужасный стилистически и вымученный" фанфик. А и пофиг мне...

Продолжение.

Атрабет Мелькор а...

Нолофинвэ.

Последнее время Нолофинвэ редко чувствовал покой и довольствие собой и окружающим миром. Казалось бы, что могло тревожить сына короля, преуспевшего в науке о числах и архитектуре, любимого мужа, отца сильных, умелых сыновей и прекрасной дочери? Но причина для тревоги нашлась даже в беспечальном Валиноре. И причиной этой был его старший полу-брат.

Маленький Нолофинвэ (тогда просто “Финвэ”) долго не знал, что у него есть старший брат. Он обрадовался, когда узнал об этом… но как оказалось, напрасно. Фэанаро почти не заходил к ним, а когда встречался с Нолофинвэ, был сух и холоден. В день имянаречения, когда отец дал ему имя “Нолофинвэ”, старший брат вообще не пришел на церемонию. Говорили, что он специально уехал в дальнее путешествие…

Юный Нолофинвэ выигрывал состязания силачей, приходил первым в скачках, открывал новые законы науки о числах, чертил проекты прекрасных зданий… старшему брату было все равно. Любви не завоюешь, даже если ты самый-самый…

Конечно, эта нелюбовь не была так горька, как безответная любовь-стремление к браку. По рассказам матери Нолофинвэ знал, как она может быть тяжела. И все равно, это пренебрежение со стороны Фэанаро было обидным и неприятным. Постепенно Нолофинвэ окутал свое сердце броней равнодушия. Не любит – и пусть. Ему все равно. У него есть мать, любимые сестры и младший братишка. Потом он встретил мэльдэ Анайрэ, родились дети, в которых он души не чаял. Но в глубине сердца Нолофинвэ осталась глухая боль. Он не знал больше ни одной семьи, где братья бы так относились друг к другу. Правда, и полубратьев ни у одного из эльдар Валинора не было.

Все это было бы ничего, но недавно до Нолофинвэ дошли какие-то дурные слухи. Говорили, что Фэанаро строит против него козни, настраивает против него отца. Нолофинвэ всегда знал, что отец больше любит старшего брата. Когда-то Нолофинвэ даже попенял ему за это – и Финвэ серьезно поговорил с сыном, сказав, что у него, его сестер и младшего брата есть мать, а у Фэанаро – нет, и поэтому Финвэ должен двойной любовью возместить ему потерю. Нолофинвэ тогда согласился с отцом, признав его слова справедливыми. И все же заглушенная ревность жила в нем…

А еще этот Майтимо постоянно бегает к ним в дом, быть может, его подсылает отец, чтобы узнать, как обстоят дела у младшего брата? Сам-то он никогда не придет и не спросит… Нолофинвэ с неприязнью думал о первенце Фэанаро. Соглядатай!

- Приветствую тебя, Нолофинвэ Финвион. Дозволь поговорить с тобой.

Нолофинвэ даже вздрогнул от неожиданности – погруженный в невеселые думы, он совсем не заметил Мелькора, казалось, мгновенно возникшего из какой-то тени. А быть может, он только что воплотился, пребывая незримым для эльдар? Впрочем, какая разница… Мелькор, бывший преступник, ныне пекущийся об исцелении ран Арды, никогда не нравился Нолофинвэ. Да и Владыка Ульмо, привечавший Дом Нолофинвэ, всегда предостерегал против Мелькора. Но не убегать же от простого разговора! И Нолофинвэ неохотно кивнул.

- Приветствую тебя, Мелькор. О чем ты хотел мне сказать?

- Лучше не говорить об этом посреди улицы, Нолофинвэ.

- Мне нечего скрывать, Мелькор. И я не хочу слушать то, что нельзя говорить открыто, - Нолофинвэ уже повернулся, чтобы уходить.

- Речь пойдет о твоем брате Фэанаро…

- Фэанаро? – Нолофинвэ вновь обернулся к Мелькору. Вести о брате могли оказаться важными. – Говори же!

- Не здесь.

- Хорошо. Идем к роднику Рингиль. Там в это время никто не бывает.

У воды Нолофинвэ всегда думалось лучше – именно на берегу реки или озера к нему приходили самые ясные и светлые мысли, там он отыскивал ответы на многие вопросы. Воды Ульмо помогут и сейчас!

Когда они расположились у родника, Мелькор некоторое время молчал, как будто раздумывая, с чего начать. Наконец, он произнес:

- Знаешь ли ты, благодаря какому условию твой отец смог жениться второй и вы появились на свет?

Нолофинвэ усмехнулся:

- Ты бы еще спросил, как зовут моих родителей! Знаю, хотя история эта печальна…

- И может стать еще печальнее. Ведь ты знаешь также, что из-за этого ваш брат не любит вашу мать и вас… Вы мешаете его матери вернуться к жизни!

- Я знаю, что он нас не любит, - в глазах Нолофинвэ промелькнула горечь. Но… Мириэль сама избрала свой удел – вечно оставаться в Мандосе.

- Фэанаро не верит этому. Он думает, что ее удерживают там силой. А ведь она может изменить решение…

- Зачем ты говоришь мне все это? Об этом знают все – и никто не может ничего сделать. Слово владыки Мандоса нерушимо – ни один эльда не может иметь двух живых супругов.

- Вот именно…

- Я тебя не понимаю.

- Сначала он изгонит из Тириона вас с братом… Он не любит вас и завидует – у вас есть живая мать! А у него – только отец. Но и у него есть перед вами преимущество – отец всегда к нему прислушивается и все делает по его слову. Право, не Финвэ – король нолдор, а Фэанаро! Ему не хватает только венца.

- Он объявлен наследником.

- Конечно. А тебя мать назвала «Аракано» – Высокий Владыка – только из пустого тщеславия?

- Не знаю. Она упоминала, что у нее было провидение… Но что видела там – она не говорит, лишь печаль появляется в ее взгляде. Я спросил лишь раз – и больше не хочу спрашивать, ибо не желаю ее печали.

- Печаль ждет ее, если вы будете изгнаны. А может – и нечто худшее…

- Валар не дадут свершиться несправедливости!

- Валар не будут вмешиваться в дела нолдор. Им все равно, кто будет королем – Финвэ, твой брат или ты. Они считают себя настоящими владыками, а кто владыка лишь по званию – им все равно.

- Я не верю тебе.

- Не сомневайся в моем знании. Или не я – могущественнейший из жителей Эа? И подумай сам, Нолофинвэ Финвион – вдруг я прав? Ты встретишь беду неготовым – а я могу дать тебе хороший совет и научить, как противиться несправедливости. Кроме того, я еще не все сказал. Как только вас изгонят – ваша мать останется здесь одна, без защиты. Ты сам сказал, что у эльда не может быть двух живых супругов. Беззащитная Индис может поплатиться жизнью… чтобы стала жива Мириэль. Твой брат вполне может решиться на это.

Нолофинвэ задохнулся. Ему представилось тело Индис – оболочка, оставленная духом, бледная, недвижимая. А вдруг? Нет, он не оставит ее без защиты! Усилием воли заставив свой голос не дрожать, он спросил:

- Что за совет можешь ты мне дать?

- Я могу дать тебе вещь, что поможет тебе защитить себя и близких, и научу ею пользоваться…

***

Длинный, вспыхивающий голубыми искрами меч, Нолофинвэ назвал Рингилем – и потому, что клинок напоминал ему бледно-голубой лед далеко на северной границе Валинора, и потому, что тот памятный разговор произошел у родника с тем же именем. У основания лезвия он выгравировал слова: «Защита и справедливость».

- Ты поможешь мне защитить справедливость.

Продолжение следует...
</>
julia_monday: (Default)
Обещанный фанфик про «безумного Тургона». Участвуют также Фингон, Маэдрос и Финрод (находящиеся в здравом уме :)).

Исцеление вражды


Турукано! Турукано! Атаринья!

Он оборачивается в ужасе, ибо в крике звенит отчаяние. Предательский лед трещит. Черная трещина змеится под ногами его жены и дочери. Не удержавшись, они падают в воду. Некогда искать веревку, течение может утянуть их под лед. Ульмо, Владыка! Нет, Валар покинули их, зов о помощи будет напрасен и он сжимает губы. Скорее в воду! Ледяная черная жидкость обнимает его, тащит на дно. Он борется, захлебываясь. Выныривает. Жена подталкивает к нему Итариллэ. Да, правильно, двоих сразу ему не вытащить. Дочь слабыми руками цепляется за его шею. На берегу уже кто-то нашел веревку, вот он ловит ее, оборачиваясь к Эленвэ, желая удостовериться, что и она поймала спасительную нить… Но как будто чья-то злая воля в этот самый миг обрушивает в воду ледяной торос, что стоял на краю полыньи… Миг - и на черной поверхности воды остается лишь ледяное крошево. Эленвэ исчезла. Руки его слабеют, разжимаясь от холода и нежелания жить… Если бы не тихий плач дочери, он не стал бы бороться с жестоким морем… Но она должна спастись, хотя бы она! С трудом он карабкается на край льдины, кто-то принимает у него Итариллэ. «Ме-е-ельдэ!» - его отчаянный крик несется над проклятым Хэлькараксэ…
Read more... )
julia_monday: (Default)
Герои: Фингон и Маэдрос

Исцелить вражду

Сильный и чистый звук серебряных труб вырвал его из полузабытья. Он с трудом поднял голову – морок? Как часто в бреду чудились ему здесь голоса отца, матери, братьев… Как часто с надеждой он звал их – но голоса растворялись вдали, сменяясь тоскливым завыванием ветра или воплями проклятых вражьих тварей. Хотя с тех пор, как на небесах взошли серебряный и золотой шары, орки ни разу не показывались поблизости. А братья… «Они отказались спасти тебя»,- вспомнил он гнусный голос Моринготто, «они ценят мертвые камни выше жизни брата. Или – кто знает? – кое-кто из них обрадовался, что теперь ты не сможешь претендовать на королевский венец?» «Нет!», - крикнул он тогда. «Нет? Возможно, ты ответил бы так же, если бы я в Амане предсказал тебе, что эльфы будут убивать и предавать эльфов. И тем не менее – так и вышло. Пользы мне от тебя теперь никакой – разве что показать другим, какая участь ждет тех, кто противится мне. О нет, не бойся немедленной смерти… Не я убью тебя». И это оказалось правдой. Несмотря на голод, холод и невыносимую боль, его фэа не могла покинуть измученное тело. Что было тому причиной – злые чары на цепи, которой он был прикован к скале, или клятва, данная в Тирионе и повторенная в Средиземье – он не знал. Он был бы рад безумию или смерти – но ни то, ни другое не приходило к нему. Он был обречен на муки – муки тела и души, ибо больше физических страданий терзали его мысли о совершенных ими братоубийстве и предательстве. И не только сами они запятнали себя преступлением – но, что хуже всего, вовлекли в него и других…
Read more... )
julia_monday: (Default)
Вниз по Сириону

- Инголдо, а почему бы нам… не совершить небольшое путешествие?

Финрод, сосредоточенно рассматривавший миниатюру в книге, поднял голову.

- Что? Прости, я так увлекся твоим подарком, что не уделяю тебе должного внимания. Вот, посмотри на это изображение башни-маяка… может быть, стоит возвести такую же где-нибудь на побережье и наблюдать за морем?

Лицо Тургона помрачнело. Финрод досадливо прикусил губу – не стоило напоминать другу о море и берегах, он и так слишком часто только и делал, что смотрел в морской простор и предавался тоске. Хорошо хоть сейчас он выбрался вместе с дочерью на Тол-Сирион, навестить друга и его братьев. Уставшая Идриль час назад отправилась в свои покои, оставив друзей одних. Финрод сразу же заговорил о другом.

- Да, да, Турьо, ты что-то говорил о путешествии? Но куда? На восток?
Read more... )

Profile

julia_monday: (Default)
julia_monday

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11 12131415 1617
181920 212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:42 am
Powered by Dreamwidth Studios