julia_monday: (Default)
И снова...

Примечание автора: По одной из версий Толкина, Келебримбор был потомком Даэрона. В каноне надпись на вратах Мории сделана тенгваром. Здесь использован кирт, а Звезда Феанора отсутствует.


Молоточки постукивали «туки-тук!», «туки-тук!» Резец шуршал «шурх-шурх!» А в колбах что-то булькает и пенится, готовится таинственный раствор… А ночью его вынесут наружу, под свет полной луны – чтобы напитала его полная луна, чтобы когда выльют этот раствор в расплавленный металл, помнил бы он о своем родителе-месяце и приветствовал его радостно, когда упадут на этот металл лунные лучи… Все это юный Фриг знал от своего деда, мастера Нарви, который был здесь же, в мастерской. Помогал с работой. А работа сложная, ответственная, страсть! Шутка ли – новые ворота для всего подземного царства делать! Ворота крепкие, любой удар выдержат, любой таран – уж мастер Нарви постарался! И красивые – вон, какие рисунки эльф сделал! Два дерева оплетают арку, а под ними – корона и семь звезд, а еще наковальня – герб Дурина, Первого Предка. И сейчас эльф старается – руны режет, надпись на арке.
Read more... )
julia_monday: (Default)
Прогулка

Артанис распахнула глаза, удивленная странным голубым светом за окном – не золото Лаурелин, не серебро Тельпериона… Ах да, она же не дома, она в Альквалондэ, и окно ее комнаты выходит на гавань, освещенную только голубыми лампами! Ох, как необычно и здорово!

Девочка немного понежилась в постели, думая о предстоящем дне. О, она не будет сидеть на месте! Правда, весь вчерашний день они провели во дворце, в ткацких мастерских. Артанис с любопытством смотрела на огромные белые полотнища, которые были натянуты на ткацких станках тэлерийских мастериц – это были корабельные паруса. Они были очень прочными и толстыми, и неспроста – ведь им надо было выдержать самое сильное дыхание Манвэ! Эарвен давно уже научила дочь прясть и ткать, но до сих пор Артанис ткала лишь обычное полотно – для постели, одежды, и ни разу еще не видела, как делают паруса. А когда она услышала о растениях, из которых сучат нити, то в голову ей пришли некоторые мысли, которые она и собралась сегодня проверить…
Read more... )
julia_monday: (Default)
Жить в песне

- Мастер… мастер Дернхельм! Вы не ранены? Кровь… на седле.

Эовин стремительно обернулась на голос Мерри. И верно! На седле было размазано небольшое кровавое пятно. О высокие небеса! А она-то думала, что поясница у нее болит от долгой скачки… Из-за тревог и страхов последних дней она совсем забыла, что подходят сроки ее лунной крови. Она посмотрела на штаны – так и есть, кровь была и там. К счастью, рядом не было никого, кроме полурослика, а тот говорил довольно тихо.

- Да, немного ранен. Неопасно! – сказала она, перехватив тревожный взгляд Мерри. – Это от долгой скачки.

- Может… вам помочь, мастер Дернхельм? Я могу…

- Я сам, - Эовин так взглянула на полурослика, что тот стушевался и не рискнул предложить помощь во второй раз. Хорошо, что Мерри, кажется, ничего не заподозрил, мужчины плохо знают о таких женских делах…

Read more... )
julia_monday: (Default)
Три эпохи

Спящий лагерь. Тени. Свет. Ложь и маски. Кровь. Крик: «Нет!» Двое вместе – кровь одна. Брат на брата – их вина. Чудо-камни – их добыча. Клятва, месть, борьба, горенье… Наказанье их – прощенье.

Все, конец, прошла эпоха. Здравствуй, новый мир!

Склон горы, огонь и дым. Грозен темный властелин. Но враги его – отважны. Не страшит их сила вражья. Взблеск копья, удар – и смерть. Ярой стали круговерть. Меч – в осколки, щит разбит. Но и враг уже лежит. Победитель яр лицом, а в руке его – Кольцо.

Все, конец, прошла эпоха. Здравствуй, новый мир!

Трое – в щели роковой. Так им хочется домой! Зов Кольца, огонь и страх. Битва главная – в сердцах. Без меча стоит воитель. Милосердье – победитель.

Все, конец, прошла эпоха. Здравствуй, новый мир?
julia_monday: (Default)
Название: Герои легенд
Размер: 1919 слов
Жанр/категория: легенда, гет, флафф
Рейтинг: G
Персонажи/Пейринги: Фарамир, Лотириэль, упоминаются Амрот/Нимродель
Примечание: Фарамир и Лотириэль – двоюродные брат и сестра (мать Фарамира, Финдуилас – сестра Имрахиля, отца Лотириэли). Эльфир - сын Имрахиля, брат Лотириэли (имя упоминается в т. XII, "The Heirs of Elendil"). Лотириэль в последний год Третьей Эпохи вышла замуж за Эомера, короля Рохана.

Лотириэль подставила лицо легкому морскому ветру с запада и глубоко вздохнула. Западный ветер всегда приносил ей радость, он всегда был таким свежим, таким приятным! Иногда ей даже казалось, что она чует в нем легкий запах цветов, которых не найдешь в окрестных землях… Но, когда она девочкой рассказала об этом одному ученому старцу, советнику ее отца, тот лишь покачал головой и сказал, что ей только чудится этот запах, что земля Валар уже давно ушла за Круги Мира, а остров Нуменор, их древняя родина, тогда же скрылся под волнами моря. Может быть, госпоже лучше читать больше мудрых книг, в которых рассказано все об устройстве земли, а не слушать глупые песни менестрелей? Лотириэль тогда выслушала его ответ, упрямо склонив голову, и если последовала ему, читая мудрые книги, то менестрелей слушать не перестала. Пусть это будет лишь иллюзия, греза, но такие грезы – нечто большее, чем просто глупые выдумки, дочь принца Дол-Амрота была в этом уверена.

Read more... )
julia_monday: (Default)
К 5.4. Нэрданель после Исхода. Пейринг с кем-нибудь возможен (но не обязателен).

Внешне все было как обычно. Пробуждение с первыми лучами жаркого плода Лаурэлин, ранняя прогулка, легкая первая трапеза, работа в мастерской или по хозяйству, встречи с друзьями... И только те, кто хорошо знали Нерданель, видели ту боль, что она носила в своем сердце. А уж после известия о смерти и приговоре Феанаро, что принес ей один из майяр Намо...

Первым о неладном заговорил Махтан:

- Неринья, дочь моя, ты не должна сжигать себя изнутри. Быть может, забота дев Эстэ в Садах Лориэна...

- Эта забота не помогла Мириэли, отец.

- Ты сильнее, чем она, я вижу это.

- Не знаю, отец, мне не очень хочется прибегать к этому средству - последнему, что остается отчаявшимся в Валиноре. Но... Валмар, возле которого живут Владыки и где лучше всего сохранились воспоминания о Свете Дерев, возможно, поможет мне.

Read more... )
julia_monday: (Default)
К 5.23. Встреча Тингола и Диора в Чертогах.

Трудно искать тень среди теней, но отблеск Предвечного Света безошибочно указывал ему путь. Вот она - тень среди теней - но в лице ее виден свет Амана и руки хранят свет Сильмариля. А за спиной плещется серый плащ.

- Мы слишком быстро встретились, сын дочери моей, - здесь нет счастливых лиц, но ныне это лицо исполнено еще горшей печали.

- И несу я тебе еще худшие вести. Не только я, но и возлюбленная жена моя, и юные сыновья - все пали жертвой роковой Клятвы.

- Воистину, ужасны вести твои, - шепчет призрак в сером плаще. - Много раз проклинал я себя за опрометчивые слова - но теперь буду проклинать еще много тысяч раз! Прости меня! Простите меня...

- Все мы - в руках Судьбы. Никому не дано было знать, чем обернутся твои слова, но предвижу я, что произойдет из них и добро.

- Ты пришел не один? - не только тени друзей и родных, тени врагов тоже, бывают, приходят вместе.

- Трое из семи мертвы и один сражен моей рукою.

- Ты истинный сын Берена Прославленного! И моей дочери...

- И истинный внук короля Элу Тингола. Но мне пора.

- Куда же ты? Или Валар уже хотят возродить тебя?

- Нет, о король. Я - сын человека и той, что стала человеком. Пути Людей - мои пути. Дано мне здесь лишь немного времени, чтобы попрощаться с эльдар, связанными со мной узами любви и родства...

- Еще одна потеря - среди многих потерь...

- Не печалься, король. Я ухожу к тому Свету, что был прежде Всего. Даже Свет Амана - лишь бледное подобие Его. И, говорят, мы встретимся после Конца Времен...

- Я верю... Я жду...
julia_monday: (Default)
К 5.1. Диор как отец и супруг. Флафф.

Имена и возраст детей Диора взяты из генеалогии Дома Беора в Поздней Квента Сильмариллион.


Этот праздник был слишком мал и скромен для огромного парадного зала Менегрота – да и, к слову сказать, в Зале Большого Купола могла поместиться половина нынешнего населения Дориата. Король вздохнул, незаметно, чтобы никого не тревожить, но Нимлот все-таки заметила и потихоньку сжала его пальцы. Она знала и разделяла его тревоги и печали. Но этот день был днем радости – четырнадцать лет назад они зачали своего старшего сына Эльдуна и по мерке народа Диора, людей, он сегодня вступал в свои юношеские годы. В годы, когда мальчику дают в руки настоящее оружие.

Эльдун, высокий – он уже сравнялся ростом с матерью – мальчик с золотисто-каштановыми волосами, одетый в праздничный белый с серебряной вышивкой наряд, сидел вместе с братом Эльруном на противоположном конце стола. Дверь открылась, и в комнату вошла Мелвен, нянька маленькой принцессы. Двухлетняя Эльвинг важно ковыляла рядом с ней, серьезно осматривая незнакомую комнату. Но тут она увидела мать и радостно засмеялась. Нимлот улыбнулась малышке и поманила ее рукой. Эльвинг побежала к матери, а Мелвен поспешила за ней и, подхватив девочку, когда та пыталась взобраться на кресло рядом с Нимлот, усадила ее на высокий детский стульчик. Теперь все были в сборе – семья короля и королевы, с десяток приближенных домочадцев и советников - и праздник мог начаться.

Диор поднялся со своего места и сделал знак рукой сыну приблизиться. Эльдун встал и, стараясь не идти слишком быстро, как было свойственно порывистому подростку, приблизился к отцу. Подойдя к Диору, он поклонился королю и устремил взгляд на черно-серебристые ножны, которые лежали на подставке возле королевского кресла. Это был подарок.

Диор не стал томить подростковое любопытство и нетерпение.

- Сын мой, - сказал он, устремив взгляд на Эльдуна, - ты стал уже юношей. Твои успехи в военном деле – выше всяких похвал, - Эльдун при этих словах слегка покраснел, - и я должен вручить тебе настоящее оружие – то, чем ты защитишь себя и свою семью. Мы живем в опасные времена – но помни, что нельзя обнажать оружие без нужды и нужно использовать его только против врага. Носи этот меч с честью, не запятнай его ложью, предательством или пустым гневом. Он прибыл из самого Валинора и должен хорошо служить внуку Берена Прославленного и правнуку Элу Тингола.
Read more... )
julia_monday: (Default)
К 5.6. Маэглин при падении Гондолина выживает и становится правителем города и вассалом Моргота. NH

«Пр-р-равитель! Пр-р-равитель! Корр-р-роль!» - черные вороны летали над головой, каркали. Маэглин бессильно махнул в их сторону рукой. Слишком много развелось сейчас в городе ворон и других падальщиков. И немудрено – никто не стал убирать трупы защитников Гондолина. Больше всего повезло тем, кто сгорел в пожарах – их обугленный прах птиц совсем не привлекал. Но таких счастливчиков было не так уж много. Большей частью трупы гнили на улицах, привлекая птиц и животных. Сначала Маэглин пристрелил нескольких, самых жирных и наглых, потом на это уже не хватало ни сил, ни желания.

Эльфа вновь затошнило от запаха, хотя, казалось, он немного привык. Но сейчас ветер принес еще одну волну вони, ветер, который раньше нес запах травы и цветов…

Правитель Гондолина… О чем он думал, когда соглашался на это? О многом – об ужасе и боли пыток, о муках неразделенной любви и неутоленной ненависти, о застарелой жажде власти… О, Моргот выполнил свое обещание! Его не тронули, когда увидели в руке заветный знак. Ему даже поклонились, как одному из вышестоящих, хотя в почестях орков и их командиров-балрогов ему чудилась издевка. И она, конечно, была там – потому что тяжелораненых добили, других увели в рабство, на север… Под его началом остались лишь трупы, когда балрог, принявший командование после смерти Готмога, объявил его: «Правителем города Гондолина и долины Тумладен, и всех, кто живет или будет жить здесь! И если кто оспорит это право у Маэглина, сына Эола, да падет на него гнев Северной Короны!»

О, да, у Маэглина теперь много подданных! Вороны, стервятники, крысы и черви. Вот и все, кто остался жить в Гондолине.

Он не знал, удалось ли кому-нибудь бежать. Во время битвы он не нашел ни Идрили, ни Эарендиля, не встретил Туора. После битвы об их судьбе слуги Моргота спрашивали у него – стало быть, сами они об этом не ведали. Но спрашивали не слишком настойчиво – уж Маэглину-то было известно, как жители Ангбанда умеют спрашивать – видно, уверились в искренности его неведения. Теперь Маэглин даже не знал, хочет ли он гибели ненавистных мужа и сына сестры или нет. Кажется, ему было все равно. А быть может, даже хотелось, чтобы они остались живы и жили вместе с Идрилью в мире и спокойствии где-нибудь далеко, где нет тени Севера. Странное чувство! Но почему-то именно оно пробудилось в Маэглине после нескольких дней тошнотворного равнодушия ко всему.

Он все же вышел из развалин полуразрушенного дома, куда забился вскоре после ухода воинств Моргота – к счастью, в этом доме не было трупов. Он просидел там несколько дней, без еды, без воды, без сна, привалившись к почерневшей от копоти стене. Когда он немного отошел от воспоминаний о виде и запахе улиц некогда прекрасного города, его стали посещать мысли о будущем. Моргот больше не нуждался в нем, это было очевидно. Он выполнил букву своего обещания и оставил Маэглина в покое. О, Повелитель Мрака вряд ли бы мог выдумать худшую пытку! Он лишил Маэглина всех надежд и чаяний, оставив его на растерзание собственной совести. Эльф мог бы, наверное, уйти отсюда, быть может, весть о нем еще не разнеслась по Белерианду… Но какой смысл жить со страшными воспоминаниями о руинах Гондолина и сознавать, что ты сам был этому причиной?

Выйдя из пролома в стене, Маэглин вынул из ножен Черный Меч отца, отрешенно посмотрел на него. Броситься на него, напоить злой клинок Эола собственной злой кровью? Эта мысль ему претила. Тогда он медленно потащился по обугленным улицам на другой конец города, туда, где возвышалась черная громада скалы Карагдур.

Он не знал, сколько лет Мандоса понадобится, чтобы стереть из памяти этот страшный путь. Быть может, и лет, оставшихся до Конца Арды будет мало. На самом деле, сейчас ему не хотелось выходить из Чертогов никогда, даже если суровый Судия согласится его выпустить. Никогда! Теперь даже пытки Ангбанда, закончившиеся самой ужасной из казней, казались ему несбыточной мечтой.

Никогда! Без раздумий, без сожалений, без надежды Маэглин шагнул со скалы в пустоту, повторив судьбу отца, как и было некогда предсказано.
julia_monday: (Default)
К 4.11 АУ: Диор возвращает Камень Феанорингам. Дальнейшее развитие событий. ХЭ только с обоснованием!

Диор молчит. Молчит так долго, что пятый сын Феанора уже не надеется на ответ и собирается заговорить снова. Но Диор опережает его.

- Что ж… - медленно произносит он. – Я знаю, что вы не остановитесь ни перед чем, даже перед вторым братоубийством. У вас нет ни совести, ни чести – иначе бы сюда пришел не тот, кто стрелял в спину моей матери и пролил кровь моего отца. Наверное, они надеялись на чары в твоих речах, Куруфин? Зря – твой язык лишился силы, с тех самых пор, как с его помощью ты погубил короля Финрода. Но… король считал, что Сильмарили принадлежат вам по праву. Забирай… пусть свершится справедливость.

Элухиль снимает с шеи ожерелье – и без волшебного украшения сын Лютиэн так же прекрасен, как с ним – и протягивает его Куруфину. Он не двигается и нолдо приходится подойти самому. Сын Феанора осторожно берет ожерелье за золотую оправу, опасаясь касаться самого Камня… Диор, увидев это, слегка улыбается. Он отпускает ожерелье сразу же, когда Куруфин берет его, как будто не желая соприкасаться пальцами с нолдо. Это не ускользает от внимания Куруфина и он поджимает тонкие губы. Диор молчит и отворачивается, показывая, что посланцу больше нечего делать здесь. Куруфин стискивает в руке ожерелье и выходит без поклона.

***
Read more... )
julia_monday: (Default)
К 4.9 Что-нибудь об изобретениях, опытах, идеях Мирдайн до прихода Аннатара - удачных или неудачных. Возможен (хотя и не обязателен) юмор на тему научных работников в стиле "Понедельника..."

Ханголмо ворвался к своему другу Эльборону, потрясая связкой бумаг, бросил их на стол, а сам с размаху уселся на стул, подперев голову руками. Эльборон осторожно убрал из пределов досягаемости друга все тяжелые предметы, которые Ханголмо привык швырять во все стороны в минуты душевных невзгод и приготовился слушать горестные жалобы. Что это будут жалобы и притом горестные - было видно по лицу молодого нолдо.

- Ты знаешь, что мне нужно! - воскликнул Ханголмо и умолк.

Эльборон знал, что другу было нужно. Секреты изготовления драгоценных камней, которыми владели нолдор в Валиноре - не больше-не меньше. Особенно Ханголмо интересовался творениями Феанора... Идеей этой он увлекся недавно, но все его попытки пока не увенчались успехом.

- Вот, я нашел! - Ханголмо схватил принесенные бумаги, потряс ими, а потом вновь швырнул на стол. - "Золотая книга"! Редчайший манускрипт! Библиотекарь сказал - возможно, это привезли из самого Валинора! Чуть ли не сам Феанор!

Read more... )
julia_monday: (Default)
К 4.8 Исилдур возвращается раненый и приносит плод Древа. Реакция остальных членов семьи.

Обед прошел в молчании и почти все блюда остались нетронутыми. Старший сын Элендиля не появлялся дома уже два дня. Уехал он, не сказав ни слова ни отцу с матерью, ни жене, ни главе семьи - лорду Амандилу, и выбрал такое время, когда дома были одни женщины и дети, да и те гуляли в саду, наслаждаясь последним теплом уходящего лета. Сначала думали, что он отправился на верховую прогулку или в город, но когда Исильдур не появился ни к обеду, ни к ужину, над домом главы Верных нависла тревога. Пока еще Зигур старался сохранить видимость законности, да и Амандиль не думал, что Ар-Фаразон совсем забыл родство и старую дружбу. Но кто знает... К тому же, если горячий нравом Исильдур решил причинить вред королю или его советнику - то у них будет самый законный повод казнить его.

Лорд Амандиль комкал салфетку, смотря невидящим взглядом в противоположный конец стола, на опустевший стул своей супруги, которая скончалась несколько лет назад, и размышлял о том, что теперь можно сделать, кого и куда послать на поиски. Что мог задумать Исильдур? Перед его исчезновением Амандиль рассказывал Исильдуру и Анариону о Древах Валинора, об их прекрасном потомке - Нимлот, Белом Древе, которому грозила беда - Саурон желал сжечь его в своем храме. Куда мог поскакать его горячий внук? В Арменелос, вызвать на поединок Зигура? К королю, умолять не причинять вреда Древу?

Дверь распахнулась без стука, и Амандиль вздрогнул. Так могли входить только члены его семьи... или солдаты Зигура. Но все члены семьи правителя Роменны собрались за столом - за исключением одного Исильдура.

Но это был не Исильдур и не начальник королевской стражи. В залу ворвался Барахир, старый слуга Амандиля - без стука, без поклона. На лице старика была смесь радости и тревоги. Пройдя несколько шагов к Амандилю, он запоздало поклонился.

- Лорд! Лорд Амандиль! - старик закашлялся от волнения.
Read more... )
julia_monday: (Default)
К 4.1 Что-нибудь о гномах на службе у Саурона

Он думает, что мы верны ему. О нет, нет…

Его рука дает нам золото и самоцветы. Его разум делится с нами секретами мастерства. Недавно он дал нам Кольцо, притягивающее богатство. Потому мы служим ему.

Пусть о верности говорят болтуны-эльфы. Пусть на честь надеются слабаки-люди. Мы, гномы, кость от кости камня, плоть от плоти земли, надеемся лишь на свою силу.

Наши богатства превзойдут все, чем владели короли древности. Наши руки станут искуснее, чем руки любого хвастуна-нолдо. Нашу силу не превозмочь никому. Наши горы принадлежат лишь нам. Мы – сами по себе.

Он думает, что мы верны ему. О нет, нет…

Гномы – за гномов.

Последняя фраза - кроссовер с Нарнией, да.
julia_monday: (Default)
К 4.13 Эпизод из жизни гаурвайт. Желательно показать столкновение (мирное или не очень) разных по характеру и морали людей, которых привели сюда разные пути.

Вастак пришел с востока. Алгунд про себя усмехнулся неожиданной игре слов – правда, сейчас вастаки могли прийти и с запада, из захваченного Хитлума… Но, похоже, завоевателям было хорошо в покоренных землях и вастаки из Хитлума сюда не бежали.

У пришельца спросили имя, а больше ничего не спросили. Вастак, назвавшийся Улрадом, сел у костра и теперь был полноправным членом шайки. Алгунд иногда думал, что приди сюда орк – и ему бы не отказали. Подчиняйся главарю, не предавай товарищей – и хоть орк ты, хоть какая чудь лесная – все равно…
Read more... )
julia_monday: (Default)

К 3.12. «Но вот где старина Тоби взял рассаду…» А действительно, где же Тобольд Дудкинс взял рассаду курительного зелья? Можно юмор.

Мало кто знал, что достопочтенный Тобольд Дудкинс, как называли его в округе или «старина Тоби», как называли его друзья, когда-то, в ранней юности тоже уходил к Морю.

Так делали немногие из хоббитов – кто почуднее нравом, да полегче на ногу, чем большая часть этого прекрасного, но немного тяжелого на подъем народа. Это не особо поощрялось… но и запретить никто не запрещал, даже родители. Считалось, что «пусть чадо идет, перебесится - спокойнее будет». Хотя делом это было не то чтобы совсем безопасным, потому что возвращались не все. Ну а кто возвращался, тот… впрочем, об этом дальше.

Достопочтенный Тобольд или, как его тогда называли, «Тоби» (разумеется, еще не «старина») в юности тоже к Морю пошел. Не то чтобы был он чуднее сверстников… а что-то такое в нем было, и не хотел он просто дома сидеть да картошку растить. Хотя и любил все, что в земле растет. Все-то ему хотелось встретить что-нибудь необычное… может, дерево или травку какую, которую никто еще не видел. Ну а хочешь странного – иди к Морю, это любой хоббит знает. Хотя в Море деревьев или травы не растет, но берег Моря – это тоже странная земля, потому что граница.

Вот Тоби и пошел. Только не на запад, как другие шли, а на юг. Ему один бродячий гном сказывал, что на юге много чего странного растет… Например, растения, у которых ствол – зеленый, мясистый, а вместо листьев – колючки. И как будто цветут они очень красиво, а воды им надо совсем мало, раз в год дождик польет – и хорошо. Или еще травка, с виду маленькая, хиленькая – а на самом деле, как будто хищник, а не растение невинное – будто оно мелких насекомых приманивает, ловит на клейкие листочки и ест. Тоби не больно этому всему поверил, но все же на юг отправился.
Read more... )
julia_monday: (Default)
К 3.6. О жизни Эомера после Войны Кольца. Не стеб.

Внезапно - стихи. Плохие :)

Read more... )
julia_monday: (Default)
К 3.16. Средиземье Третьей Эпохи. Герои Первой Эпохи - Фингон, Финрод и Маэдрос выжили после войн с Морготом. Их участь и участие в Войне Кольца. АУ. Без слэша. Остальное по авторскому желанию.

- Теперь судьба наша - в руках малых и слабых, - так говорил Элронд высокому эльфу без правой кисти, шагавшему рядом. - Я не могу изменить число Хранителей. Девять Кольцепризраков - Девять Хранителей в Братстве Кольца. И все они получили свои места по праву. Разлучить хоббитов было бы жестоко, если они так решительно настроены идти вместе с Фродо.

- Глупо. Очень глупо, Эллерондо, - лицо спутника Эльронда было мрачным и гневным. - Да, хоббиты показали себя отважными... я слышал, что они рассказывали об Упокоищах, да и на Заветери они не струсили. Но им могут встретиться враги не по силам! У Саурона множество страшных и сильных чудовищ на службе - не считая даже орков.

- Наше время ушло, Майтимо, - печально ответил Элронд. - Все, что нам осталось - оборонять остатки своих земель. Судьбы мира сейчас - в руках других. В руках людей и их меньших родичей.

- Это мы еще посмотрим, - эльф сжал левый кулак. - Ты можешь распоряжаться здесь, Эллерондо, но мне приказывать не можешь.

***

Фингон смотрел из окна башни-маяка на волнующееся море. Когда-то он вместе с сыном выбрал именно Линдон, чтобы поселиться здесь после краха Белерианда. А теперь он живет здесь один - Гиль-Галад давно пал от руки Саурона, его мать, дочь Кирдана, уплыла в Валинор, не выдержав печали по сыну. Один Верховный Король Нолдор - пустой ныне титул, ибо все королевства эльфов ныне жили обособленно, а нолдор среди них после падения Эрегиона осталось крайне мало - теперь жил здесь. Возвратиться в Валинор братоубийце дозволено не было.

Read more... )
julia_monday: (Default)
К 3.8. АU. Король Эарнур исчезает в Минас Моргул, но не погибает там, род его не пресекается.

Первый раз он увидел это лицо в темном камне, когда ему принесли разрубленный рог сына.

Лицо было красивым, но злым и надменным. Лицо человека благородного происхождения, на которого пала Тень. И трудно было поверить, что это потомок благородного Элендиля.

И он сначала не поверил. Но доказательства были неопровержимы.

-Разве не похож я на своих предков, чьи портреты ты так часто видел в галерее моего дворца? Этот Камень мой - по праву. Трон Минас-Тирита мой - по праву. Крылатая Корона моя - по праву.

- Но... как?

- Эарнур был жив, когда попал в Минас-Моргул... Остальное тебе незачем знать. Скоро я приду за тем, что по праву мое. Жди.


Он не сказал об этом своему второму сыну. Не сказал и прибывшему в город магу, хотя подумал, что лучше уж бродяга с севера, чем это.

Вернувшийся Король шел вместе с войском. Наместник видел его рядом с Предводителем Назгул и не мог решить, кто из них отвратительнее - давно умерший, что лишь чародейством поддерживает в себе жизнь, или живой, что с рождения был предан злу.

Он иногда появлялся в Камне, и насмехался над Наместником, и показывал ему силу и мощь черного воинства. Наместник пытался бороться - но все было тщетно. И он впал в отчаяние.

- Король вернулся! - кричал он в лицо магу, который тщетно пытался его остановить. - Король вернулся - и это худшая из вестей!

И Наместник вскочил на уготовленный ему костер и взял в руки проклятый камень...

И последний раз увидел то лицо.

Смотри же! Смотри - теперь я приказываю тебе!

И не смог Король из Мордора оторвать свой взгляд от костра, полыхавшего в Камне, и страшно закричал он, ибо огонь охватил его самого, и так погиб тот, кто был королем по праву, но не был истинным королем.
julia_monday: (Default)
К 3.3. Валар (вариант: эльфы Валинора) решают организовать прогноз погоды. Юмор, можно с аллюзиями на нынешний климат.


Здравствуйте, дорогие палантирослушатели! Наш гидрометеоцентр "Темна вода во облацех" начинает прогноз погоды.

Владыка Манвэ сегодня в хорошем настроении, поэтому в Валимаре и окрестностях сегодня ясно, ветер слабый, температура воздуха комфортная - двадцать пять градусов по феанаро.

Владычица Йаванна беспокоится о недавних посадках, поэтому в Час Смешения Дерев, по ее просьбе, небольшой дождь.

Над Пелори наблюдателями замечена туча неизвестного происхождения... кстати, Мелькора тоже давно никто не видел... поэтому в Тирионе возможна гроза с градом.

Насчет погоды на побережье ничего сказать не можем - Владыка Оссэ непредсказуем. На всякий случай, рекомендуем тэлери бросить в море побольше самоцветов - авось, пронесет.

Вниманию Феанаро и сыновей, скитающихся за пределами Валинора! В Арамане всю следующую неделю - мороз, снег, метель, гололед на дорогах! Рекомендуем переждать катаклизм в какой-нибудь пещере.

Напоминаем, что наш гидрометеоцентр не отвечает за настроение Стихий, поэтому никакой ответственности за неверный прогноз не несет.

Благодарим за внимание.

Read more... )
julia_monday: (Default)
К 3.17. Свадьба Фингона. Гости, празднество, желательно показать и пре-историю- как Фингон встретил свою возлюбленную.

Давно уж не видели земли Белерианда такого пышного и веселого празднества - наверное, со времен Мерет Адертад. И то был не пир в честь победы, где радость всегда густо замешана с печалью о павших, и не просто праздник урожая или первых цветов, а свадьба самого наследника Верховного Короля. До этого из всех принцев нолдор в Сирых Землях женился один лишь Ородрет, да прекрасная Артанис вышла замуж в укрытом Завесой королевстве Дориат. Говорили еще, что и Арэдель Ар-Фейниэль тоже вышла замуж и даже родила сына, но история это была странная и темная, и сыновья Феанора, от которых и стала она известна, говорили об этом мало, а из тайного града Гондолина не приходили вести даже к родичам его владыки. Другие же принцы или оставили жен и возлюбленных в далеком Валиноре, или утеряли их в долгом пути, или думали лишь о войне. Но принц Фингон не боялся ни сражений, ни проклятий, считал Белерианд новым домом и желал привести в него своих детей.

Вновь голубые воды озера Иврин отражают пышные праздничные одежды и блеск самоцветов. Съехались гости со всего Белерианда, с востока - Маэдрос с братьями, с севера - Ородрет, Ангрод и Аэгнор, что всегда были друзьями Фингона, с юга - Финрод, из укрытого королевства Дориат - Галадриэль и ее муж. Лишь из города Гондолина не прибыл никто, ибо крепка была его тайна. Не были забыты и друзья из эдайн - Хадор Лориндол с женой и двое детей его - сын и дочь.

Запели серебряные трубы и торжество началось. Барка в виде белого лебедя с золотым клювом и глазами из гагата подплывает к северному берегу озера...

Он загляделся в темные воды небольшой бухточки на берегу озера Митрим. Здесь было мелко и вода проросла камышом и водяными лилиями с бело-розовыми лепестками. Было жарко и он раздумывал, не искупаться ли здесь или, быть может, найти место с песчаным дном, когда увидел небольшую серебристую лодочку, выплывавшую из-за камышовых зарослей. Гибкая фигурка в ней наклонилась к воде, лицо было прикрыто серебристыми волосами.

Он не желал пугать пришельца и присвистнул, подражая голосу птицы.

Хитрость удалась - эльф не испугался, а лишь поднял голову на звук...


Read more... )

Profile

julia_monday: (Default)
julia_monday

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11 12131415 1617
181920 212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 12:10 am
Powered by Dreamwidth Studios