julia_monday: (Default)
К 4.11 АУ: Диор возвращает Камень Феанорингам. Дальнейшее развитие событий. ХЭ только с обоснованием!

Диор молчит. Молчит так долго, что пятый сын Феанора уже не надеется на ответ и собирается заговорить снова. Но Диор опережает его.

- Что ж… - медленно произносит он. – Я знаю, что вы не остановитесь ни перед чем, даже перед вторым братоубийством. У вас нет ни совести, ни чести – иначе бы сюда пришел не тот, кто стрелял в спину моей матери и пролил кровь моего отца. Наверное, они надеялись на чары в твоих речах, Куруфин? Зря – твой язык лишился силы, с тех самых пор, как с его помощью ты погубил короля Финрода. Но… король считал, что Сильмарили принадлежат вам по праву. Забирай… пусть свершится справедливость.

Элухиль снимает с шеи ожерелье – и без волшебного украшения сын Лютиэн так же прекрасен, как с ним – и протягивает его Куруфину. Он не двигается и нолдо приходится подойти самому. Сын Феанора осторожно берет ожерелье за золотую оправу, опасаясь касаться самого Камня… Диор, увидев это, слегка улыбается. Он отпускает ожерелье сразу же, когда Куруфин берет его, как будто не желая соприкасаться пальцами с нолдо. Это не ускользает от внимания Куруфина и он поджимает тонкие губы. Диор молчит и отворачивается, показывая, что посланцу больше нечего делать здесь. Куруфин стискивает в руке ожерелье и выходит без поклона.

***
Read more... )
julia_monday: (Default)
К 3.16. Средиземье Третьей Эпохи. Герои Первой Эпохи - Фингон, Финрод и Маэдрос выжили после войн с Морготом. Их участь и участие в Войне Кольца. АУ. Без слэша. Остальное по авторскому желанию.

- Теперь судьба наша - в руках малых и слабых, - так говорил Элронд высокому эльфу без правой кисти, шагавшему рядом. - Я не могу изменить число Хранителей. Девять Кольцепризраков - Девять Хранителей в Братстве Кольца. И все они получили свои места по праву. Разлучить хоббитов было бы жестоко, если они так решительно настроены идти вместе с Фродо.

- Глупо. Очень глупо, Эллерондо, - лицо спутника Эльронда было мрачным и гневным. - Да, хоббиты показали себя отважными... я слышал, что они рассказывали об Упокоищах, да и на Заветери они не струсили. Но им могут встретиться враги не по силам! У Саурона множество страшных и сильных чудовищ на службе - не считая даже орков.

- Наше время ушло, Майтимо, - печально ответил Элронд. - Все, что нам осталось - оборонять остатки своих земель. Судьбы мира сейчас - в руках других. В руках людей и их меньших родичей.

- Это мы еще посмотрим, - эльф сжал левый кулак. - Ты можешь распоряжаться здесь, Эллерондо, но мне приказывать не можешь.

***

Фингон смотрел из окна башни-маяка на волнующееся море. Когда-то он вместе с сыном выбрал именно Линдон, чтобы поселиться здесь после краха Белерианда. А теперь он живет здесь один - Гиль-Галад давно пал от руки Саурона, его мать, дочь Кирдана, уплыла в Валинор, не выдержав печали по сыну. Один Верховный Король Нолдор - пустой ныне титул, ибо все королевства эльфов ныне жили обособленно, а нолдор среди них после падения Эрегиона осталось крайне мало - теперь жил здесь. Возвратиться в Валинор братоубийце дозволено не было.

Read more... )
julia_monday: (Default)
Альтернативная Вселенная

А что, если Маэдрос и Маглор не погибли и дожили до Третьей Эпохи? 2851 год Третьей Эпохи, в Дол-Гулдуре разрастается Тень...

Часть 1 http://samlib.ru/editors/p/ponedelxnik_j_w/anotherstory.shtml

Часть 2 http://samlib.ru/editors/p/ponedelxnik_j_w/anotherstory1.shtml

Написано в соавторстве с Агатой Недзвецки. Указания на ошибки приветствуются.
julia_monday: (Default)
К 2.14 Феанор в Мандосе. Постепенный переход от Феанора из Сильма в Феанора из Пророчества о Дагор Дагорат.

Очень интересная тема. Понятно, что в форме драбблика ее решить архисложно... но я попыталась. И лично мне - нравится.


- Нет!

Пылая гневом, он метался по Чертогам. Все пошло прахом, все... из-за ошибки, одной-единственной ошибки! А, может, и нескольких. Но что он сделал не так?

Наконец, фэа успокоилась, обрела постоянное пристанище в одном из укромных мест Чертогов Намо. Хотя... здесь все места - укромные, и все - на виду, во всяком случае, на виду у Хозяина Чертогов. Но это не имело значения.

Итак, ошибка. Надо обдумать. Надо увидеть - где она.

Первая мысль - не стоило вырываться так далеко вперед в одиночку. Придержать гнев, придержать коня, дождаться основного войска, мчаться к Ангамандо неудержимой лавиной, ударить в ворота...
Read more... )
julia_monday: (Default)
По заказу годичной давности от [livejournal.com profile] gilras

Вторая - а та ситуация, по которой ты уже писала, только серьезно :) Война гнева. Феаноринги хотят присоединится к воинству валар, но Эонве их отсылает обратно из - за проклятья феанорингов, которое, по его мнению, может помешать им всем одержать победу.

- Нет, - спокойно и мягко ответил Эонвэ.

Маэдрос уже успел забыть, каково это – разговаривать с воплощенными духами Арды. Которые не гневаются, не обижаются и не злятся – но которые тверды в своих решениях. Если они сказали «нет» - значит, «нет» и спорить бесполезно.

Но он все же попытался спорить.

- Наши воины – смелы и стойки, и опытны в боях со слугами Врага. И мы хотим сражаться рядом с вами…

- Нет, - снова повторил Эонвэ. Лицо майя было прекрасным в своем совершенстве, но все же неуловимо чужим, странным, не плотью от плоти Арды – а лишь одеянием, взятым на время. Айнур, несмотря на свое желание стать похожими на Детей Эру, быть ближе к ним, так и не смогли этого сделать. Они благоволили, выказывали дружбу и оказывали помощь – но переменить свою природу не могли. Даже те из них, кто чаще других надевал одежды плоти, все же не овладели всем искусством общения языком и жестами. Мимика их лиц была бедна, что производило впечатление равнодушия и отстраненности от мира. Хотя это было не так.

- Но почему же? – воскликнул сын Феанора. – Вы презираете нас? Вы оказали эту милость людям… Последышам, а для нас этого сделать не хотите?

- Разве это милость – умереть в сражении? – спросил Эонвэ. – Но дело не в милости… Проклятие Владыки Намо все еще на вас. Ты ведь хорошо помнишь, чем кончилась ваша атака на Ангамандо?

Маэдрос нехотя кивнул. Все было так – их война кончилась сокрушительным поражением. Его младшие братья кляли коварство врага и неверность союзников – и только он один, да еще Маглор понимали истинную причину – Проклятие и Клятва. Клятва и Проклятие. Но это понимание ничего не давало. Они не могли отречься от Клятвы. Они не могли снять Проклятие.

- Да, - с горечью сказал эльф, - все дело в Проклятии, которым нас напутствовали! Если бы не оно – все было бы иначе!

- И ты снова не понимаешь, - с печалью в голосе сказал Эонвэ. – Не в том дело, что Намо «наложил» это проклятие, а в том, что вы сами своими деяниями дали ему ход. У вас была свобода – действовать так или иначе, но вы часто выбирали то, что соответствовало проклятию. Так было легче – и в том состояло ваше испытание. Вы не преодолели его, точнее, преодолели только некоторые. Твой родич Финдарато и Эарендиль… Но не вы, сыновья Феанаро, не вы. И потому я не могу принять вас, не могу навлечь опасность на тех, кто мне доверился. Нет – и это решение окончательно.

Говорить дальше было бесполезно. Маэдрос повернулся, и, не говоря ни слова, не прощаясь, вышел из шатра предводителя воинства Валар.

Что же, Эонвэ не дал ему шанса добыть Сильмарили у Моргота и так выполнить Клятву без еще одного братоубийства. Но он не может отречься от Клятвы. Значит, что бы не случилось из-за нее в дальнейшем – пусть Валар пеняют на себя!
julia_monday: (Default)
К 1.12 Маэдрос vs Тургон: кто выше? Валинор. Подколы, жульничество и обман. Юмор

(NB. На самом деле выше Тургон)



Феанаро, старший сын короля Финвэ Нолдорана, всегда был первым и лучшим и все у него было самое-самое первое и самое-самое лучшее. Ну, во-первых, сам он был лучшим мастером и величайшим из эльдар, а также обладал титулом "мистер Аман", который присуждался самому красивому мужчине всего континента. Во-вторых, у него было больше всего детей (правда, эту славу ему пришлось разделить с женой - но если рекорды оставались в семье, то Великий Мастер не обижался). В-третьих, у него были Сильмарили - а это даже Валар признавали величайшим творением Арды.

Дети у лучшего из эльдар тоже должны были быть самые лучшие. Макалаурэ был самым лучшим певцом и выигрывал все музыкальные конкурсы. Тьелкормо был лучшим силачом и охотником, Карнистир - непревзойденным финансистом, Куруфинвэ-младший мастерством уступал только отцу, а Амбаруссар были еще маленькими и потому особыми талантами не отличались - хотя кое-кто называл их самыми отчаянными шалопаями Валинора.

И только у Майтимо не было особых талантов (или они были слишком тщательно зарыты). Но он хотя бы был самым высоким эльфом Амана - и отцовская гордость Феанаро все же была удовлетворена.

- Расти большой, не будь лапшой, - приговаривал Феанаро и тянул первенца за уши на каждом дне зачатия.

Read more... )
julia_monday: (Default)

К 1.3 Финрод узнает о смерти Барахира


Дверь за шатающимся от усталости и волнения Береном закрылась. Его повесть была необычайной и ошеломляющей, она сулила великие перемены и великие несчастья...

Но недаром говорят, что эльфы живут памятью, что прошлое для них не менее важно, чем настоящее и будущее. Да и почтить память друга следовало в первую очередь - прежде, чем думать о помощи Берену.

Барахира он знал живым и любопытным мальчишкой, смелым и сильным юношей, умелым и стойким мужчиной. Он побывал на его свадьбе, он поздравлял его с рождением первенца…

А потом он увидел свою жизнь и свободу, сверкающие на кончике копья Барахира. Барахир принес ему помощь и спасение, которых он уже не чаял дождаться.

И теперь он узнал о смерти этого человека. Смерти жестокой и бесславной. Некоторые назвали бы ее даже глупой, некоторые – но не Финрод. Барахир сражался за родную землю до конца.

Сосны на склонах гор.

Вересковые пустоши.

Прозрачные озера, в которых отражаются звезды.

Дортонион.

Земля, за которую бились до последней капли крови.

А теперь – все. Время воспоминаний – кончилось. Настало время действовать. Прежде всего, следует созвать совет…

Read more... )
julia_monday: (Default)
По заказу [livejournal.com profile] st_mungo_4th

Финрод предлагает Маглору утопиться

Говорят, что ни один из нолдор, кроме детей Финарфина, не входил в Дориат, но это неправда. Потому что однажды туда все-таки вошел Маглор, сын Феанора, ибо король Тингол не смог победить своего любопытства и пожелал послушать певца, который, по слухам, превосходил самого Даэрона. Маглор не нашел ничего лучше, чем спеть королю про падение Альквалондэ. Нет, с ним ничего не сделали и даже проводили с почетом за пределы Дориата, но квэнья Тингол все-таки запретил. На всякий случай.

И с тех пор все так и происходило – как попросят Певца что-нибудь спеть – так он поет только про падение Альквалондэ и утопление части феанорского флота. Уж его и по-хорошему просили (а некоторые – братья его младшие – даже и по-плохому) – но ничего не смогли добиться, заклинило Певца. Так и перестали его звать на пиры и вечеринки, отчего менестрель и вовсе впал в меланхолию.

Однажды гостил Маглор в Нарготронде у своего родича Финрода и устроил король веселую вечеринку у подземного озера. Певца туда все-таки позвали, только арфу отобрали на входе, чтобы не пел. И потому все шло превесело, пока какой-то несведущий эльф все-таки не принес по просьбе менестреля арфу…

Мощный голос Певца мгновенно перекрыл все остальные звуки и половина гостей сразу же убежала, а другая принялась горько рыдать, потому что велико было искусство сына Феанора. И тогда подошел к нему король Финрод, и отобрал у него арфу, и выбросил в озеро, а на все протесты менестреля бессердечно посоветовал ему самому утопиться, раз он по-другому не может.

Маглор, и правда, чуть не утонул, ныряя за инструментом, пока его не вытащил какой-то добросердечный фалатрим.

С тех пор Маглор пел только в бане, куда всегда брал с собой любимый инструмент. Говорят, потому он и к эльфам после разрушения Белерианда не вернулся – уж на пустынных берегах моря петь ему никто не мешал. Говорят также, что потом он последовал совету Финрода - но так ли было на самом деле - никто не знает...
julia_monday: (Default)
Тема: Эльфийский лорд встречается с фактом неприглядного, с его точки зрения, морального облока вастаков. Источник информации - вастак, который не понимает, в чём проблема. (Враждебные или вассальные вастаки - по выбору автора).
Заказчик: ramendik

- Вчера ты называл женой другую женщину, Ульфанг, - Карантир нахмурился – он не любил ошибаться. – И сказал, что ее зовут Оло. А теперь зовешь Айшу и говоришь, что это твоя жена. Я не понимаю.

- Ты не ошибся, господин, - Ульфанг хитро улыбнулся. – Оло – жена. И Айша – жена. И есть еще Байгуль-жена, но она старая и некрасивая, я ей запрещаю выходить к гостям.

- У тебя – три жены? Но… не понимаю, - беспомощно повторил эльф.

- Ай, что тут понимать, господин, - покачал головой Ульфанг. – У простого воина – одна жена. У сотника – две жены. У вождя племени – жен столько, сколько он захочет. Ты – большой господин, наверное, у тебя много жен.

- Одна, - буркнул Карантир. Ему расхотелось продолжать разговор – он разбередил старую рану. Илиссэ… Он кивнул Ульфангу и поднялся, решив лечь спать.

Странный народ – люди… Две жены, три жены… Зачем – если нужна всего одна – любимая, но недоступная навеки?
julia_monday: (Default)
Для [livejournal.com profile] noldo_ecthelion

Фэанор -создатель Колец. "Искусство было его", а замысел Моргота.

Такая версия есть в черновиках к ВК, но мне пришлось кое-что и додумать самой :) , чтобы хоть как-то связать ее с каноном.

Три Кольца - для эльфов-королей...

Феанаро подошел к окну кабинета, выглянул в сад, глубоко вдохнул запахи цветов… С утра прошел небольшой ласковый дождь, смывший легкий налет пыли на листьях. В особом поливе растения не нуждались – милостью Владычицы Йаванны и Владыки Ульмо всем олвар – большим и малым – хватало подземных источников. Но в Средиземье – все не так. Отец говорил: там растения сохнут и вянут, болеют и умирают – не в свой срок, отмеренный Йаванной, а от недостатка света, тепла, воды… И животные тоже. Странно, очень странно. Трудно себе представить. Но надо представить – иначе как он подготовится к Походу в Эндорэ? Надо подумать обо всех опасностях и трудностях пути, заготовить все, что может пригодиться. Но как он может подготовиться, если даже не знает, что его ждет в Средиземье? С отцом он почти не говорил об этом: знал, что отец будет против Похода. Да и другие уроженцы Срединных Земель не стремились обратно. Поэтому приходилось приобретать сторонников по одному-два, исподволь, не объявляя о приготовлениях с Королевской Площади. Его поколение и поколение его детей – куда многочисленнее, чем Пробудившиеся и рожденные во время Великого Похода. Когда они захотят следовать за ним – последует и отец. Король не захочет бросать свой народ.

Мысли немного путались, перескакивали с одной на другую – слишком о многом надо подумать, слишком многое узнать. А у кого узнать – ни у отца, ни у Пробудившихся?

Краем глаза принц заметил фигуру в простых, ничем не украшенных серо-коричневых одеждах, идущую к воротам. Вот и ответ. Вовремя.

Кое-кто шептался, что он водит дружбу с бывшим Темным Владыкой Утумно, но это было неправдой. Дружба – это любовь, а никакой любви или хотя бы приязни к Мелькору Феанаро не испытывал. Ненависти, впрочем, тоже. А если Могущественнейшему из Айнур угодно открывать разные секреты мастерства всем, кто хочет слушать, то что плохого в желании этим воспользоваться? Это будет на пользу народу нолдор и самому Феанаро. А земли Эндорэ Мелькор знает, как никто.
Read more... )
julia_monday: (Default)
Дикое АУ, развесистая трава, сплошной :facepalm3: , однако нолдоцентристам должно понравиться! :) События происходят после нападения на Хитлум в 462 году. Плена там немного и без подробностей, не бойтесь :) .

Спасти Фингона

Морготу было нужно только одно – Фингон Отважный, верховный король нолдор.

Отступление было притворным. Когда отборные отряды короля во главе с ним самим достигли середины Анфауглита, воины Моргота развернулись им навстречу. А на подмогу им спешило еще одно воинство из Ангбанда. Король был отрезан от основного войска, его стража перебита. Сразу два балрога набросились на него – но не убили, а подсекли ноги огненными бичами, связали и уволокли в Ангбанд.

Кирдан пришел слишком поздно.

Хитлум устоял, но о потерянном Отважном Короле пролили бессчетные слезы…

***

Он действительно не боялся ничего – ни холода, ни жара, ни бичей, ни железа и неизменно отвечал Морготу лишь одно:

- Я не знаю, где сокрыт город брата моего, а и знал бы – не сказал.

И Моргот отступился.

- Хорошо же! Мне остается лишь убить тебя – или вынудить других это сделать.

И отвели Фингона к той же скале, откуда он некогда спас Маэдроса, чья истлевшая правая кисть так и висела здесь в зачарованном наручнике. И сказал Моргот:

- Чудо не повторяется дважды. Но даже если прилетит сюда все войско эльдар на орлах – тебе они не помогут. Крепость этих цепей ты знаешь сам.

И не одна цепь охватила Фингона, но четыре.

***

Однако, Маэдрос, узнав о беде друга своего, не предался бесполезному горю, но стал действовать.

Народ Хитлума не следовало уговаривать идти на Ангбанд – скорее уж удерживать от безрассудной преждевременной атаки Железной Темницы. Но сначала нужно было обрести и иных союзников.
Read more... )
julia_monday: (Default)
По заказу ~Milashk@ Первая встреча Маэдроса и людей. Присутствие Финрода и Аэгнора.

Удивительная встреча заставила его на время забыть о покинутых родичах. Но во время утренней трапезы с новообретенными друзьями его настиг мысленный зов, сокрушительный, как удар тарана.

«Финдарато!» - он сразу же узнал открытый для осанвэ разум Маэдроса. «Где ты?»

Он замер, сосредотачиваясь на мысленной речи, знаком показав забеспокоившемуся Балану*, что все в порядке.

«Я плохо знаю эту часть Оссирианда», - ответил он. «Здесь небольшая река, текущая на запад и… Впрочем, я думаю, это один из притоков Гэлиона и я легко доберусь по нему обратно».

«Тебе нужна помощь?» - Маэдрос был сильно обеспокоен и Финрод понимал, почему. Кроме естественной тревоги за жизнь родича, он должен был еще и думать о том, что отношения детей Феанора и Арфина не улучшатся, если глава Третьего Дома погибнет или пропадет во время охоты с главой Первого.

«Пожалуй, нет», - ответил он спокойно. «Они не кажутся враждебными».

«Они – кто?»

«Ты не поверишь, Нельяфинвэ. Я нашел …атани».

«Атани?» - обычно невозмутимый Маэдрос выказал признаки крайнего изумления. «Но … они…»

«Они не кажутся враждебными», - повторил Финрод. «Не беспокойся, я справлюсь сам. Думаю, лучше, если я буду здесь сейчас один. Много всадников с оружием могут напугать и обескуражить их. Лучше вам прийти позже. И если тебя не затруднит, Нельяфинвэ…»

«Да?»

«Отправь гонца в Нарготронд. Я вернусь нескоро».

***

Финрод не торопился в свое королевство. Гуилин справится с жизнью города и дворца, а Эдрахиль – с воинами на границах и заставах. Тангородрим спокоен… да и Нарготронд – не первая крепость на пути Моргота, если он прорвется. Поэтому нет нужды спешить домой. Кое-кто мог бы сказать, что король занимается чепухой, но это было не так. Конечно, Финрод удовлетворял и естественное любопытство нолдо, которые хотели знать все и обо всем, и желание своего сердца, которое сразу же потянулось к людям. Но и королевские обязанности не были забыты. Если кто скажет, что налаживание хороших отношений с будущими союзниками – не королевская обязанность, то он ничего в них не понимает.

По просьбе Зеленых Эльфов Финрод уговорил людей как можно быстрее двигаться на запад – и вскоре все было готово для новой дороги. Осень и зима прошли в пути и обустройстве на новом месте – в зеленой, богатой плодородными почвами и лесами земле во владениях младших сыновей Феанора.

А весной приехали гости.

Первым появился самый младший из сыновей Арфина – порывистый нетерпеливый Аэгнор. Братья радостно обнялись, и Аэгнор поведал Финроду о немалом пышном посольстве, которое собирает верховный король Финголфин (конечно, он возглавит его сам) – дабы увидеть новых союзников и пригласить их к себе на службу.

Но первым прибыл не Финголфин.

- Первый Дом всегда приходит первым, не правда ли? – с улыбкой сказал Финрод, здороваясь со старшим сыном Феанора.

- Первый Дом всегда приходит вовремя туда, где он нужен… или туда, где что-то нужно ему, - Маэдрос ответил серьезно, без тени улыбки.

Финрод помолчал несколько мгновений, затем проговорил:

- Думаю, Нельяфинвэ, дальше нам лучше идти пешком.

Маэдрос подал знак своей небольшой свите и эльфы спешились, держа коней в поводу. Финрод быстро оглядел их.

- Ты прибыл один?

- Да. Макалаурэ занят, а остальные… не думаю, что они подходят для того, чтобы расположить к себе будущих союзников. Например, Карнистир… Я удивлен, почему никто из наугрим еще не вызвал его на поединок за насмешки.

- Может быть, опасаются? Он ведь в два раза выше любого из них…

- Ты не видел наугрим в бою, Артафиндэ, а я видел. Они не пугаются даже жутких морготовых тварей… Таких смелых и стойких воинов еще поискать. Надеюсь, твои атани не хуже.

- Лучше! Пойдем же! К встрече все готово.

Read more... )
julia_monday: (Default)
Т8-56. Об изобретениях Куруфина. Можно мирных, можно военных, в Амане или Белерианде.

Первое


- Осадные башни, - произнес Келегорм, глядя со стены крепости.

- Вижу, - мрачно отозвался его брат.

- Если они подойдут к стенам - нам конец, - Келегорм продолжал вглядываться вдаль, считая. - Одна, две... пять.

- А если не подойдут - мы сможем отбиться? - Куруфин усмехнулся.

Вопрос был риторическим. Отбиться... да, отбиться с изрядно поредевшей дружиной от черных полчищ, затопивших северную часть перевала Аглон, было почти невозможно. Пока что - только северную часть, проход на юг защищала крепость сыновей Феанора. Но недолго длиться этой защите - как только осадные башни подойдут и черные солдаты Моргота вскарабкаются по ним на стены... Даже если платить одним эльда за десять орков - братья скоро проиграют.

- Не сможем, - ответил старший феанарион. - Не сможем, но надо нанести врагу как можно больше ущерба. Если эти башни будут уничтожены - они не пойдут на Химринг.

- Хорошо. Они будут уничтожены, - младший феанарион сжал кулаки. - Будут или не я - Куруфин Искусник!

***

Два дня после этого разговора Куруфин почти не выходил из своих покоев. На одних листах бумаги он чертил схемы, другие покрывал многоэтажными расчетами. Со своим слугой он передал приказ по крепости - собрать все зеркала, какие только есть в крепости. И все стальные, бронзовые, медные листы. И пересчитать щиты всех воинов.

Келегорм, слушая о требованиях брата, недоумевал, но приказал следовать им неукоснительно. Сам он мало понимал в схемах и расчетах, вот найти в лесу слабейший след - это да, это он умел. К Куруфину он не обращался с вопросами, зная, что тот не терпит помех в своей работе. С нарушителем спокойствия он мог обойтись по всякому - например, метнуть кувшин с водой...

Наконец, Куруфин вышел сам. Первым делом он отправился на стену и оценил расстояние до башен - хотя во время своего затворничества он постоянно справлялся об этом расстоянии. Криво усмехнувшись, он обратился к стоявшему рядом брату:

- Надеюсь, завтрашний день будет солнечным - как и сегодня.

Угасающее солнце скрылось за западными горами.

Read more... )
julia_monday: (Default)
По заказу [livejournal.com profile] gellian

Примирение Феанаро и Нэрданэли.

Он был последним… последним, кто вышел из Чертогов.

Все их сыновья уже вышли из Мандоса. Каждой встречи Нэрданэль опасалась, но все получилось удивительно легко. Майтимо и Макалаурэ отнеслись к ней почтительно и тепло, с Амбаруссар они будто и вовсе не расставались, Тьелкормо заговорил с ней сразу же весело и непринужденно, будто ничего и не было, Карнистир сначала немного дичился – но в этом не было ничего необычного, он всегда вел себя так, вот разве что Атаринкэ был немного холоден … но и он после Мандоса не держал обиды.

Но Феанаро… с Феанаро всегда было нелегко.

Говорили, что Пламенный Дух стал другим, что он согласился разбить Сильмарили для Йаванны, что вскоре будут вновь зажжены Древа. И что он вновь живет в доме отца, который тоже вернулся из Чертогов.

И что же теперь делать ей? Так и жить в доме отца и надеяться, что Феанаро придет сюда? Отправиться во дворец Финвэ и встретиться с Феанаро там? Попросить стать посредником Махтана или Финвэ или одного из сыновей – рассудительного Майтимо или любимца отца Атаринкэ? Она была готова на все – на то, чтобы просить и ждать, на то, чтобы признать свою вину и ошибки. Но примет ли ее Феанаро?

Нет, нет и нет – все не то.

Нэрданель праздно бродила по дому, едва отвечая на обеспокоенные вопросы родителей, и размышляла.

Read more... )
julia_monday: (Default)
Т8-5. Влюблённая в Феанора Верная отправляется в Мандос вместо лорда, так как любит его, но не хочет мешать его счастью с Нерданель, возвращение его в Аман. Желателен А++++ и акцент на размышления до и после Верной, Феанаро и возможно Намо Мандоса.

- Пустите меня, пустите, пустите! - она колотила по Вратам Чертогов, как била бы в Двери Ангбанда - с той же силой, с той же яростью - и так же бессмысленно.

Или не так же - ибо двери распахнулись. Распахнувшийся темный зев испугал ее - но она вошла внутрь без колебания.

И сразу же попала в Главный Чертог, где на троне восседал Владыка Мандос. Он никого не заставляет ждать - у него есть время для всех.

- Чего ты хочешь, девочка? - сухой голос Намо был тих и спокоен, но никакой шум не мог заглушить его.

- Отпусти его! - яростно крикнула она. - Отпусти, слышишь!

- За кого ты просишь, девочка?

- За Феанаро, короля нолдор!

- Почему я должен его отпустить? Срок его ожидания - до Конца Арды.

- Я останусь здесь вместо него!

Другой бы рассмеялся - но Намо Мандос не умеет смеяться.

- С чего ты решила, что я соглашусь?

- Когда-то ты отпустил его мать, Мириэль, за жертву ее мужа Финвэ... я тоже хочу, чтобы он вернулся к жизни! Он столько всего не успел! А я... моя жизнь бессмысленна... и полна страдания... я не хочу ее!

- Не желать жизни - вина. Ты знаешь, что в случае добровольного отказа от жизни ты можешь не получить разрешения вновь вернуться к ней - никогда?

- Знаю! Я не изменю своего решения!

- Ты вспоминала о Мириэли. Она изменила решение.

- Я не изменю, - она говорит утомленно, она уже поняла, что здесь ее лишь запутают словами, докажут, что она везде и всегда неправа, а потом отправят обратно - в нежеланный Благословенный Край. Она садится на пол, обхватывает колени руками - она устала, она так устала - бороться за любовь, бороться с любовью, биться за себя и с собой... Все бесполезно. Все. У нее нет права Финвэ, у нее нет силы Лутиэни, у нее не будет чуда. Останется только одно - головою вниз с высокой скалы в морские волны - и прийти сюда уже в полном праве и быть рядом с любимым - тихонько подойти к нему и заглянуть в бесплотные глаза - не прогонит ли? Может, и прогонит - и тогда следовать за ним на расстоянии, чтобы не увидел, не заметил, не бросил презрительного взгляда: "Как, ты еще здесь?" Не хочет она возвращаться в Валинор. Валинор без него - что Ангбанд, мучение, страдание, Ангбанд с ним - что Валинор, блаженство и радость.
Read more... )
julia_monday: (Default)
Т8-50. В Битве-под-Звездами Феанор был ранен и взят в плен. Концепт "После Пламени" лучше не использовать.

Сказка Диких Людей Эриадора

А говорят еще, что Феанора, старшего сына короля, ученого и мастера, злой Моргот захватил в плен. Нет, сам Феанор никогда бы не сдался, потому что был он отважным воином и предпочел бы смерть неволе – да навалились на него кучей, и впал он от ударов в беспамятство. А когда очнулся, видит – лежит он, скрученный цепями, в огромном темном чертоге, а над ним Моргот, вражина, ухмыляется и говорит:

«Вот и попал ты ко мне, король нолдор, на полную мою милость. А выручать тебя никто не придет – твой брат на тебя, предателя, зол, а сыновья уже корону делят. Никому ты не нужен, кроме меня. А мне ты нужен, чтобы у братьев моих, Валар, отобрать Царство Земное. Будешь ты мне, Феанор, теперь служить, а коли не согласишься – я тебя пытками замучаю да лютою смертью казню. Ну а согласишься – дам тебе награду великую, правой рукой своей сделаю – ведь не только мне Валар враги, но и тебе».

Усмехнулся Феанор на эти речи и отвечает:

«Пыток да смерти я не боюсь, но служить тебе буду не за страх, а за совесть. Потому что прав ты – никому я теперь не нужен, а Валар – враги мне, как и тебе».

Обрадовался Моргот такой покорности да и повел Феанора по всему своему черному царству – показывать свою силу, и как у него что устроено. Смотрел Феанор, смотрел, а потом и говорит:

Read more... )
julia_monday: (Default)
Т8-20. Майтимо перед Нирнаэт. Размышления над картой. NH

Враг

Ангбанд. Почти посередине между Химрингом и Хитлумом. Это хорошо, значит, оба войска смогут выйти почти одновременно и соединиться на Анфауглит. Внимание Моргота обращено на малоразоренный Запад, а не на полузахваченный Восток. Что же, они воспользуются этим. Моргот тоже понес немалые потери - а эльдар и их союзники подготовлены хорошо, очень хорошо.

Ангбанд... Черные пики Тангородрима, кажется, ранят самое небо... Злая, душащая все и вся воля пропитала собой самый воздух вокруг подземной крепости. Он не понаслышке знает о ней - он видел многое, очень многое. Трудно не видеть, если выше тебя - лишь облака. Он лучше других знает силы Черной Твердыни - и больше всех ее боится. Да, боится - но будет воевать с нею до последнего вздоха. Потому что только с исчезновением Ангбанда исчезнет и его страх. Никто и никогда больше не будет пленником Железной Темницы. Никто и никогда.

Вассалы

Лотланн. Люди, давшие клятву ему, Маглору и Карантиру, выставят большое войско. Они хорошо обучены - он лично следил за этим, неплохо вооружены. Конные лучники и воины с саблями хорошо показали себя в разведке и небольших битвах - пора посмотреть, каковы они в большой войне. Они пойдут следом за воинами-эльдар и гномами - слабоваты для первой линии. Да и лучников лучше прикрыть.

Северо-восточные степи - от края до края. Кибитки, юрты, стада... Вастаки так и не приучились жить на одном месте - кочуют по Лотланну, будто по своей родине - хотя, где их родина, они и сами не знают толком... Говорят, что кочевали, сколько себя помнят. Смуглые лица, жесткие черные волосы, косые глаза - больше похожи на орков, чем на эльдар. Но внешность - не главное для воина, наугрим тоже неказисты, а воины - хоть куда. Лишь бы люди не поддались панике, не смешали ряды, не нарушили приказов... Но пока все было хорошо - вастаки отлично послужили ему в войне за Дортонион. И ничего не поделаешь - придется полагаться на те силы, что есть... Других взять неоткуда.


Read more... )
julia_monday: (Default)
Можете не читать и не комментировать, но постить я все равно буду :)


Т8-15. АУ. Затмение Валинора, Древа порушены, Финвэ убит, Сильмариллы похищены. Феанор произносит зажигательную речь в Тирионе, но… нолдор его не поддерживают, Финголфин и Финарфин убеждают их не слушать сумасшедшего и надеяться на Валар. Феанор в одиночестве исчезает во тьме Амана...


- А Валар обязательно что-нибудь придумают, - этой утешительной сентенцией младший сын Финвэ закончил свою проникновенную речь.

Остуженные его спокойствием нолдор принялись группками - по два-три эльфа - покидать площадь. Последними ушли Финголфин и Финарфин, бросая на почерневшего от злости Феанора, сочувственные, но ехидные взгляды. Последнее, что они увидели, оглянувшись на Королевскую Площадь - спину старшего брата, быстро удаляющегося прочь.

- А Валар, правда, что-нибудь придумают? - младший брат искал подтверждения своим мыслям у старшего - как привык это делать всегда.

- Конечно, Арафинвэ. Они обязательно что-нибудь придумают.

***

А Валар не знали, что и думать.
Read more... )

А это я уже писала для раздражения Заказчика (потому что Заказчик - это Бладведд. Кто с ней общался - тот поймет :)). Точнее - для формального удовлетворения и одновременно раздражения. И, кстати, вот вам и Эарендиль в Валиноре :) Сначала я даже хотела его сделать сыном Фэанора - но все же не стала :) Стеб стебом, а двоеженцев у меня не будет!

Ну и надеюсь, всякие отсылки и почти цитаты вроде "Манвэ думает" народ просек :)
julia_monday: (Default)
Т8-32. АУ-2 Затмение Валинора, Древа порушены, Финвэ убит, Сильмариллы похищены. Феанор не выступает против Валар, возвращается в разрушенный Форменос, запирается и продолжает отбывать срок изгнания. Как разворачиваются дальнейшие события при таком раскладе?

Финголфин у автора шибболетовский и потому слова последовать за Феанором не давал.


А когда бежал Феанор во тьму, пораженный горем от вестей о смерти и пропаже, его сыновья бросились за ним. Долго следовали они за отцом в его горестном пути, не теряя из виду, но и не осмеливаясь приблизиться, и в конце концов пришли вместе с ним в разоренный Форменос. Там пал Феанор на тело отца своего и долго лежал так, неподвижный. А когда очнулся - то позвал сыновей и вместе перенесли они тело короля в главную залу и бдели над ним, оплакивая свою потерю. А после сказал Феанор сыновьям так:

- Не нарушу я воли Валар и останусь здесь дожидаться их решения. Вы же вольны делать, что захотите.

И тогда Маэдрос и Маглор остались с отцом в крепости, Амрод и Амрас отправились к матери своей Нерданели, надеясь уговорить ее поддержать отца в его горе, а трое средних - Келегорм, Карантир и Куруфин ушли в Тирион - узнать, что будут делать нолдор.

А нолдор собрались на главной площади перед королевским дворцом, ибо созвал их король Финголфин. И произнес он такую речь:

- Некогда свободно пришли эльдар в Аман из-за красоты и блаженства этой земли. Теперь же земля эта осквернена и лишена света - и потому можем мы так же свободно покинуть ее. Более того, есть у нас в Средиземье дело - отомстить за кровь короля нашего и отца моего Морготу, коему Валар дали право ходить среди нас. И призываю я вас, нолдор, идти в Средиземье, и вырвать власть над ним у Моргота, и сделать его таким же прекрасным, как некогда был Валинор!

Много еще слов сказал он - о чести и отваге, о власти и сокровищах, о трудах и битвах. И загорелись сердца нолдор, и пожелали они идти на восток, дабы воевать с Морготом и устроить себе в Средиземье новое королевство. Более всех других из принцев склонялся к этому Фингон, старший сын Финголфина, ибо его сердце желало открывать новые земли и владеть ими. Так же думала и Галадриэль, младшая дочь Финарфина, что единственная из женщин стояла тогда среди принцев нолдор. Финарфин же, ее отец, тоже желал отомстить за Финвэ Морготу, но прежде он хотел узнать волю Валар, ибо почитал их больше старшего брата.

Но Валар были против похода эльдар, ибо знали они силу Моргота и понимали, что многие погибнут в войне. Однако не хотели они запрещать эльфам уходить - ибо как вольны были эльдар прийти в Валинор, так вольны были и уйти, а Валар не были подобны Морготу и не ущемляли Детей Эру в их желаниях - если те не приносили вреда другим. Печален был Владыка Манвэ, но не препятствовал он Исходу.

Так и случилось, что эльдар стали готовиться к походу. Отправились в Эндор Финголфин и Финарфин вместе с женами и всеми детьми, а из сыновей Феанора ушли не все. Амрод и Амрас остались по просьбе матери своей Нерданели, коей они были любезны более других детей, остался также и певец Маглор - ибо не пожелала уйти жена его, да и желал он остаться с Феанором. Маэдрос же сначала не хотел оставлять отца, но потом все же решил идти, ибо уходил в Средиземье лучший друг его Фингон.

Могучим и прекрасным было воинство, что выходило из Врат Тириона. А когда вышли все эльдар, король Финголфин остановился и возгласил, что берет он себе новое имя "Финвэ" - как знак своей королевской власти. И потом произнес он клятву именем Эру - клятву вечно преследовать Моргота и мстить ему за смерть отца - хотя бы война эта продолжалась до конца Арды. В том же поклялся Фингон и сыновья Феанора. Нельзя было нарушить эту клятву - но и выполнить трудно, ибо был Моргот одним из Валар, Властей Мира - и первым по силе был он. Но не остановило это нолдор.

Read more... )

От автора.

Что происходило с Феанором в Валиноре. Да ничего особенно в плане событий. Поскольку он "смирился с приговором", то и характер его улучшился в сторону смирения и "просветления", и, таким образом, он стал тем Феанором, которым был задуман - величайшим не только в мастерстве и знаниях, но и в благородстве. Валар, конечно, не собирались бросать Средиземье на произвол судьбы, и в Валиноре стали готовить войско, каковое и пришло в Белерианд, и победило Моргота.

Речь Финголфина составлена из его же слов в "Шибболет" и речи Феанора в Тирионе.

Пророчество об Эарендиле. Оно настолько туманно, что может относиться к любому "вестнику", необязательно внуку Тургона (я специально вернула этого персонажа в Валинор). Можно предположить, что это будет вестник от людей, а не от эльфов.

Хронология. Все укладывается в период до 310 года ПЭ - до прихода людей.

В Средиземье остается Саурон и другие слуги Моргота, так что людям будет еще, где проявить себя :)

Фингон почти ничем не выделяется - ну уж, простите, на всех фантазии не хватило :(

Рука Маэдроса. Возможно, поклонники Первого Дома обиделись на меня именно за этот эпизод - но лично мне он кажется вполне обоснованным и нравится в художественном плане. Куруфин в горячке боя мог броситься и на брата, как я считаю - но убить его, надо полагать, не хотел, разве что разоружить. Но не соразмерил удара :(

Лично я здесь особых "дырок" в сюжете не вижу, мне этот текст нравится - а кто видит, прошу высказываться.
julia_monday: (Default)
Т7-37. Саурон пытает Келебримбора.

И до кучи - второй "темный" текст, на собственную заявку.



О боли он мог бы написать целый научный трактат.

Например, можно было бы долго и со вкусом порассуждать на тему, что хуже: боль или ее ожидание? Особенно, если хорошо знаешь, какая боль тебя ожидает? Или о том, что новый вид боли воспринимается как облегчение. В первое мгновение.

Или…

Это невыносимо. Невыносимо. Он уже почти готов на все. Почти. Сказать, где Семь Колец? Семь ему не так дороги, как Три, ведь Саурон касался их. Но все-таки лучше, чтобы они не попадали в его руки. И что помешает Саурону пытать его и дальше, просто ради удовольствия? И Келебримбор молчал.

А Саурон ведь не трогает его руки… И голову. В отличие от всего остального. При одной из последних пыток ему раздробили стопы так, что он больше не мог ни ходить, ни стоять. А грудь… Проклятая эльфийская память – и в Чертогах Мандоса ему не забыть, как железо вгрызалось в кость, медленно, со скрипом… Теперь справа не хватало двух ребер и Келебримбор постоянно клонился набок. А руки – целы. Неужели Саурон надеется сломать его и заставить служить себе, делая все новые артефакты?

Дверь со скрипом отворилась. Теоретические изыскания окончены, вновь переходим к практике.

В пыточной его усадили в кресло, пристегнули за руки, зафиксировали грудь и голову. В первые дни палачи еще боялись, что он нападет – и не без оснований. Теперь боятся только, что свалится или дернется во время пытки. Не более того.

Саурон заставил себя ждать – впрочем, он часто так делал. Не то майя задерживали важные дела, не то он считал, что ожидание становится отдельной пыткой – и не ошибался. Неизвестность была настолько мучительна, что Келебримбор даже радовался приходу «друга и учителя». Да, так он звал Аннатара в прежние времена. Сколько раз потом он клял себя за опрометчивое доверие, за гордыню! «Ты превзойдешь самого Феанаро… ты будешь единственным владыкой Срединных Земель, которые станут подобны Валинору…» Он слушал эти сладкие речи и не замечал скрытой в них отравы. Хорошо еще, что он услышал и Заклятие Власти! Иначе… нет, лучше эта пыточная, чем то будущее, что ждало бы его как Раба Кольца. Возможно, скоро все кончится. Или он не выдержит боли, и, наконец, умрет сам, или Саурон удовольствуется Девятью Кольцами и прикажет его казнить. Скорей бы… скорей…

На зов ответила не Смерть, а Саурон. Падший майя расположился в другом кресле – гораздо более удобном, чем Келебримбор, и, уж конечно, без фиксирующих цепей. Это кресло поставили около пыточного стола – неясно, зачем, ведь сам Келебримбор вовсе не там… Как будто пытать будут вовсе не его. Но кого? Насколько Келебримбор понял, он был единственным пленником. Неужели Саурону удалось схватить еще кого-то? Келебримбору стало страшно.

Но на пыточный стол лег не эльф или гном. Камни. Самоцветы, некогда созданные Келебримбором. Семь камней.
Read more... )

Profile

julia_monday: (Default)
julia_monday

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11 12131415 1617
181920 212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:42 am
Powered by Dreamwidth Studios