julia_monday: (Default)
К 3.16. Средиземье Третьей Эпохи. Герои Первой Эпохи - Фингон, Финрод и Маэдрос выжили после войн с Морготом. Их участь и участие в Войне Кольца. АУ. Без слэша. Остальное по авторскому желанию.

- Теперь судьба наша - в руках малых и слабых, - так говорил Элронд высокому эльфу без правой кисти, шагавшему рядом. - Я не могу изменить число Хранителей. Девять Кольцепризраков - Девять Хранителей в Братстве Кольца. И все они получили свои места по праву. Разлучить хоббитов было бы жестоко, если они так решительно настроены идти вместе с Фродо.

- Глупо. Очень глупо, Эллерондо, - лицо спутника Эльронда было мрачным и гневным. - Да, хоббиты показали себя отважными... я слышал, что они рассказывали об Упокоищах, да и на Заветери они не струсили. Но им могут встретиться враги не по силам! У Саурона множество страшных и сильных чудовищ на службе - не считая даже орков.

- Наше время ушло, Майтимо, - печально ответил Элронд. - Все, что нам осталось - оборонять остатки своих земель. Судьбы мира сейчас - в руках других. В руках людей и их меньших родичей.

- Это мы еще посмотрим, - эльф сжал левый кулак. - Ты можешь распоряжаться здесь, Эллерондо, но мне приказывать не можешь.

***

Фингон смотрел из окна башни-маяка на волнующееся море. Когда-то он вместе с сыном выбрал именно Линдон, чтобы поселиться здесь после краха Белерианда. А теперь он живет здесь один - Гиль-Галад давно пал от руки Саурона, его мать, дочь Кирдана, уплыла в Валинор, не выдержав печали по сыну. Один Верховный Король Нолдор - пустой ныне титул, ибо все королевства эльфов ныне жили обособленно, а нолдор среди них после падения Эрегиона осталось крайне мало - теперь жил здесь. Возвратиться в Валинор братоубийце дозволено не было.

Read more... )
julia_monday: (Default)

К 1.3 Финрод узнает о смерти Барахира


Дверь за шатающимся от усталости и волнения Береном закрылась. Его повесть была необычайной и ошеломляющей, она сулила великие перемены и великие несчастья...

Но недаром говорят, что эльфы живут памятью, что прошлое для них не менее важно, чем настоящее и будущее. Да и почтить память друга следовало в первую очередь - прежде, чем думать о помощи Берену.

Барахира он знал живым и любопытным мальчишкой, смелым и сильным юношей, умелым и стойким мужчиной. Он побывал на его свадьбе, он поздравлял его с рождением первенца…

А потом он увидел свою жизнь и свободу, сверкающие на кончике копья Барахира. Барахир принес ему помощь и спасение, которых он уже не чаял дождаться.

И теперь он узнал о смерти этого человека. Смерти жестокой и бесславной. Некоторые назвали бы ее даже глупой, некоторые – но не Финрод. Барахир сражался за родную землю до конца.

Сосны на склонах гор.

Вересковые пустоши.

Прозрачные озера, в которых отражаются звезды.

Дортонион.

Земля, за которую бились до последней капли крови.

А теперь – все. Время воспоминаний – кончилось. Настало время действовать. Прежде всего, следует созвать совет…

Read more... )
julia_monday: (Default)
По заказу [livejournal.com profile] st_mungo_4th

Финрод предлагает Маглору утопиться

Говорят, что ни один из нолдор, кроме детей Финарфина, не входил в Дориат, но это неправда. Потому что однажды туда все-таки вошел Маглор, сын Феанора, ибо король Тингол не смог победить своего любопытства и пожелал послушать певца, который, по слухам, превосходил самого Даэрона. Маглор не нашел ничего лучше, чем спеть королю про падение Альквалондэ. Нет, с ним ничего не сделали и даже проводили с почетом за пределы Дориата, но квэнья Тингол все-таки запретил. На всякий случай.

И с тех пор все так и происходило – как попросят Певца что-нибудь спеть – так он поет только про падение Альквалондэ и утопление части феанорского флота. Уж его и по-хорошему просили (а некоторые – братья его младшие – даже и по-плохому) – но ничего не смогли добиться, заклинило Певца. Так и перестали его звать на пиры и вечеринки, отчего менестрель и вовсе впал в меланхолию.

Однажды гостил Маглор в Нарготронде у своего родича Финрода и устроил король веселую вечеринку у подземного озера. Певца туда все-таки позвали, только арфу отобрали на входе, чтобы не пел. И потому все шло превесело, пока какой-то несведущий эльф все-таки не принес по просьбе менестреля арфу…

Мощный голос Певца мгновенно перекрыл все остальные звуки и половина гостей сразу же убежала, а другая принялась горько рыдать, потому что велико было искусство сына Феанора. И тогда подошел к нему король Финрод, и отобрал у него арфу, и выбросил в озеро, а на все протесты менестреля бессердечно посоветовал ему самому утопиться, раз он по-другому не может.

Маглор, и правда, чуть не утонул, ныряя за инструментом, пока его не вытащил какой-то добросердечный фалатрим.

С тех пор Маглор пел только в бане, куда всегда брал с собой любимый инструмент. Говорят, потому он и к эльфам после разрушения Белерианда не вернулся – уж на пустынных берегах моря петь ему никто не мешал. Говорят также, что потом он последовал совету Финрода - но так ли было на самом деле - никто не знает...
julia_monday: (Default)
По заказу ~Milashk@ Первая встреча Маэдроса и людей. Присутствие Финрода и Аэгнора.

Удивительная встреча заставила его на время забыть о покинутых родичах. Но во время утренней трапезы с новообретенными друзьями его настиг мысленный зов, сокрушительный, как удар тарана.

«Финдарато!» - он сразу же узнал открытый для осанвэ разум Маэдроса. «Где ты?»

Он замер, сосредотачиваясь на мысленной речи, знаком показав забеспокоившемуся Балану*, что все в порядке.

«Я плохо знаю эту часть Оссирианда», - ответил он. «Здесь небольшая река, текущая на запад и… Впрочем, я думаю, это один из притоков Гэлиона и я легко доберусь по нему обратно».

«Тебе нужна помощь?» - Маэдрос был сильно обеспокоен и Финрод понимал, почему. Кроме естественной тревоги за жизнь родича, он должен был еще и думать о том, что отношения детей Феанора и Арфина не улучшатся, если глава Третьего Дома погибнет или пропадет во время охоты с главой Первого.

«Пожалуй, нет», - ответил он спокойно. «Они не кажутся враждебными».

«Они – кто?»

«Ты не поверишь, Нельяфинвэ. Я нашел …атани».

«Атани?» - обычно невозмутимый Маэдрос выказал признаки крайнего изумления. «Но … они…»

«Они не кажутся враждебными», - повторил Финрод. «Не беспокойся, я справлюсь сам. Думаю, лучше, если я буду здесь сейчас один. Много всадников с оружием могут напугать и обескуражить их. Лучше вам прийти позже. И если тебя не затруднит, Нельяфинвэ…»

«Да?»

«Отправь гонца в Нарготронд. Я вернусь нескоро».

***

Финрод не торопился в свое королевство. Гуилин справится с жизнью города и дворца, а Эдрахиль – с воинами на границах и заставах. Тангородрим спокоен… да и Нарготронд – не первая крепость на пути Моргота, если он прорвется. Поэтому нет нужды спешить домой. Кое-кто мог бы сказать, что король занимается чепухой, но это было не так. Конечно, Финрод удовлетворял и естественное любопытство нолдо, которые хотели знать все и обо всем, и желание своего сердца, которое сразу же потянулось к людям. Но и королевские обязанности не были забыты. Если кто скажет, что налаживание хороших отношений с будущими союзниками – не королевская обязанность, то он ничего в них не понимает.

По просьбе Зеленых Эльфов Финрод уговорил людей как можно быстрее двигаться на запад – и вскоре все было готово для новой дороги. Осень и зима прошли в пути и обустройстве на новом месте – в зеленой, богатой плодородными почвами и лесами земле во владениях младших сыновей Феанора.

А весной приехали гости.

Первым появился самый младший из сыновей Арфина – порывистый нетерпеливый Аэгнор. Братья радостно обнялись, и Аэгнор поведал Финроду о немалом пышном посольстве, которое собирает верховный король Финголфин (конечно, он возглавит его сам) – дабы увидеть новых союзников и пригласить их к себе на службу.

Но первым прибыл не Финголфин.

- Первый Дом всегда приходит первым, не правда ли? – с улыбкой сказал Финрод, здороваясь со старшим сыном Феанора.

- Первый Дом всегда приходит вовремя туда, где он нужен… или туда, где что-то нужно ему, - Маэдрос ответил серьезно, без тени улыбки.

Финрод помолчал несколько мгновений, затем проговорил:

- Думаю, Нельяфинвэ, дальше нам лучше идти пешком.

Маэдрос подал знак своей небольшой свите и эльфы спешились, держа коней в поводу. Финрод быстро оглядел их.

- Ты прибыл один?

- Да. Макалаурэ занят, а остальные… не думаю, что они подходят для того, чтобы расположить к себе будущих союзников. Например, Карнистир… Я удивлен, почему никто из наугрим еще не вызвал его на поединок за насмешки.

- Может быть, опасаются? Он ведь в два раза выше любого из них…

- Ты не видел наугрим в бою, Артафиндэ, а я видел. Они не пугаются даже жутких морготовых тварей… Таких смелых и стойких воинов еще поискать. Надеюсь, твои атани не хуже.

- Лучше! Пойдем же! К встрече все готово.

Read more... )
julia_monday: (Default)
Т8-54. Гортхаур|Финрод. После инцидента на Тол-ин-Гаурхот психика Гортхаура не выдерживает, и у него появляется воображаемый друг – Финрод.

На Тол-ин-Гаурхоте Саурон Ужасный страдал от одиночества и отсутствия нормальных собеседников. Не с орками же разговаривать! И уж тем более - не с волками! И отловив странную компанию из десяти эльфов и одного человека, Саурон вскоре поймал себя на том, что не допрашивает пленников, а изливает им душу, выдавая накопленные за сотни лет службы Владыке Мелькору жалобы. Особенно хорошо это получалось с золотоволосым пленником, осмелившимся вступить с Сауроном в песенный поединок. Пленник с явным сочувствием прислушивался к жалобам Саурона, даже вися на дыбе. Когда Саурон узнал, что это был Финрод Фелагунд, то он перестал удивляться - король Нарготронда славился такой добротой, что без тени нетерпения выслушивал даже жалобы людей - а уж вторых таких любителей жаловаться в Арде еще поискать!

Саурону настолько понравилось такое внимательное отношение к себе, что он даже собирался пощадить эльфа и потом сделать своим личным психоаналитиком - но тот сам подставился под волколачьи зубы... А тут еще и Лутиэн с Хуаном подоспели...

Но Саурон уже настолько привык к постоянным разговором, что взлетая с Тол-ин-Гаурхота в виде летучей мыши по привычке продолжал разговор с Финродом:

- И что же ты думаешь?! Мало того, что эта бешеная псина всех моих волчиков загрызла - Службы очистки на нее нет! - так еще и на меня бросилась! А хозяйка-то, хозяйка - нет, чтобы придержать пса - еще и натравливает! Куси, мол, Хуан, фас! Ну вот и... А как же я теперь на глаза Владыке Мелькору покажусь?! Ты представляешь, что он со мной сделает?!

Златовласая тень рядом сочувственно закатила глаза и покачала головой.

- Вот-вот... А я ведь спас для него самое ценное! Самого ценного сотрудника то есть... Что там крепость, остров, даже волколаки элитные - новые построим, завоюем, выведем! А второго меня - еще поискать! И не найдешь, между прочим!
Read more... )
julia_monday: (Default)
Т7-41. Финрод после Тол-ин-Гаурхот на службе Ангбанда под началом Саурона. Первое


Каждого говорящего - будь то эльф или человек, гном или даже орк - сопровождает незримая нить судьбы. Есть нити простые, но крепкие, есть - красивые, но непрочные. Но и красивых, и прочных - немало. И из всех этих нитей плетется гобелен Судьбы...

Он видел эти нити. Видел и мог ... нет, не то чтобы точно знать, но ощутить и почуять, какую роль сыграют они в Повести Арды. Будут ли серой основой или проложат красочный след, которым будут любоваться до Конца Арды.

Нить Лютиен видел он - и была она крепка и прекрасна, но прочно сплетена с другою, еще нерожденною нитью. Лишь вместе составляли они такой узор, что был достоин прекраснейшего гобелена Вайрэ. И от них тянулись другие нити, такие же прекрасные и крепкие - прочь, прочь, к тем рубежам, где положен предел провиденью эльдар.

Он долго гадал, что за нить составит пару дочери Тингола и Мэлиан, ожидал появления, быть может, второго Феанаро - с талантами мастера, ученого и воина, но без гордыни, своеволия и зависти.

И был изумлен, когда увидел эту нить в смертном человеке, сыне младшего брата владыки Дортониона.

В Берене, сыне Барахира.


Read more... )
julia_monday: (Default)
Размолвка между Майтимо и Финдекано в Валиноре во времена вражды между их отцами. NH. Без слэша.


Мы вместе мечтали о далеких землях и могучих королевствах. Но я говорил о правах и первенстве, ты - о гордыне и алчности. Я говорил о свободе и рабстве, ты - о мятеже и долге. Я говорил о заговоре и защите, ты - о ненависти и изгнании. Ты ушел не оглядываясь. Я не окликнул тебя. Я не остановил отца.

Ныне я слышу лишь ветер и говорю лишь с камнями. Все, что чувствует мое тело - боль, все, что чувствует моя душа - отчаяние.

Я не увижу больше ничего, кроме скал и неба. Я никогда не увижу ни братьев, ни тебя.

Прости.

Read more... )
julia_monday: (Default)
Две слэш-"обманки" :)

Сия "обманка", как кое-кто правильно догадался, была моя :)

Т3-53. Гортхаур/Финрод. Небольшая AU: Финрод не погиб на Тол-ин-Гаурхот, и был живым перенесён в Аман; спустя некоторое время он понимает, что носит под сердцем дитя, зачатое от Гортхаура в ту единственную ночь, которую они провели вместе. NH!!! ХЭ крайне желателен!

- Ты чего, с ума сошел? - Финрод в отчаянии попытался вырваться, но оковы держали крепко. - Я - мужчина, а не гермафродит какой-нибудь!

- В том-то и соль, дорогой Финдарато, в том-то и соль, - Саурон суетился вокруг стола с железками весьма угрожающего вида. - Когда я еще был в услужении у Ауле, мы с одной хорошенькой служанкой Йаванны поспорили, что мужчина может родить. Я тогда был под хмельком, но! - он поднял указательный палец, - научная репутация превыше всего!

Read more... )
julia_monday: (Default)
Поскольку на фесте меня было много - то выкладываю по частям.

Третий Дом

Финрод и Галадриэль. Любой более или менее положительный случай во время перехода по льдам. (Первое место в категории "джен")

У нас еще есть лембас, есть немного сушеных фруктов - но припасы подходят к концу. Мы бьем морского зверя, птицу - все, что попадается нам на пути. И оставляем за собой Вздыбленные Льды еще более пустынными.

Сегодня мы с Нэрвен идем рядом. Мы часто так делаем - я все еще не могу избавиться от мысли, что моя сестренка - маленькая девочка, за которой надо следить и опекать. Хотя она - один из лучших охотников и фехтовальщиков нашего народа и победит меня в половине поединков.

Я замечаю впереди полынью и указываю на нее сестре. Она кивает - надо быть осторожными, и мы огибаем смертоносную ловушку по широкой дуге. Но краем глаза я вижу, что на краю полыньи что-то шевелится. Добыча! Я говорю об этом Артанис - и вижу, как она непроизвольно облизывает губы. Мясо - это еда, это тепло... Это - жизнь.

Мы осторожно подходим к животному, стараясь не спугнуть добычу. Оно едва заметно на белом льду - белый пушистый комочек с черным носом и глазами. Детеныш? Я поднимаю копье...

- Инголдо, нет, не надо! - Артанис хватает меня за руку. - Пощади его...

Я опускаю оружие - в голосе сестры звенит отчаяние. Детеныш смотрит на нас черными блестящими глазками.

Read more... )
julia_monday: (Default)
Для [profile] kayri

Прощание

- Почему – я? – спросил Финрод.

Беор слабо улыбнулся:

- Жена моя уже умерла. А сыновья… с ними я уже попрощался. Но я не хочу, чтобы они видели мою смерть. Они не должны бояться.

- Бояться? – Финрод не смог скрыть изумления, он хорошо знал о бесстрашии сыновей Беора и не раз видел его на деле.

- Да. Баран без страха выйдет в одиночку на медведя, а Белен - войдет в дом, пораженный мором. Но там они могут надеяться на свою силу, ловкость, осторожность и знание, а здесь… от такой смерти им не уйти. И потому она страшнее, чем внезапная гибель. А чего не видел – того не боишься.

- Гибель в бою или от камня, воды и огня мне понятна, - печально и задумчиво сказал Финрод. – Понятна и смерть от мора – хотя мы, эльдар, и не подвержены ей – но она походит на смерть от тяжелой раны. Но это… этого я не понимаю.

- И хорошо. Ты увидишь ее - и не испугаешься. А я хочу, чтобы ты, государь мой Ном… друг мой Ном, был рядом, когда я уйду. И закрыл мне глаза.

- Да будет так.

- Благодарю тебя, - Беор помолчал немного, затем заговорил вновь:

- Одни говорят – там ждет нас полное небытие, сон без сновидений, другие – что мы попадем в царство Владыки Ночи…

- Нет, друг мой, - покачал головой Финрод. – Я не верю этому.

- Я тоже. Я боюсь… и в то же время жажду этой смерти. Мне кажется… она… это что-то правильное… не знаю, как это объяснить.

Финрод молчал. И он был бессилен что-то объяснить Беору – ни мудрость Валар, которой он учился в Валиноре, ни его собственные знания, что собирал он в Средиземье, здесь ничем не могли помочь. Слишком мало знали о людях Валар и еще меньше – сам Финрод, а их непреложная смерть были самой загадочной из загадок, самой необъяснимой из тайн. Так ничего и не сказав, он взял человека за руку.

Беор как будто только этого и ждал:

- Прощай, - тихо сказал он и глубоко вздохнул. Следующего вдоха эльф не услышал.

Финрод легким движением закрыл мертвому невидящие глаза. «Кто закроет глаза мне?» – внезапно подумал он, вспомнив черное предчувствие гибели. «Быть может… человек?»
julia_monday: (Default)
Заказанные зарисовки с дайри. Целых две. Заказы выполняются по мере вдохновения :)



Тот, кто говорит с врагом

- Артафиндэ… так ты слушаешь его? – удивленно спросил Фэанаро племянника. Это надо же… Артафиндэ Инголдо, почти ванья по духу и способностям – никто из рода Финвэ не был так искушен в песнях силы - слушает речи Мелькора и даже разговаривает с ним! Фэанаро был столь изумлен, что снизошел до разговора с младшим родичем, с которым до этого едва ли перекинулся парой слов, не считая официальных приветствий.

- Да, - первенец Арафинвэ на миг смутился и потупил глаза. Но потом вновь посмотрел на собеседника своим обычным ясным взором. – Что-то не так, дядя?

- И что же привлекает тебя в его речах? – ответил вопросом на вопрос Фэанаро.

- О, - ответил Артафиндэ, - мне очень нравятся описания далеких земель… Я так хотел бы увидеть их…

Взор Пламенного Духа потеплел. Хорошо бы здесь найти верного соратника! Артафиндэ любят, за ним многие пойдут…
Read more... )
julia_monday: (Default)
Картина первая:

"После этого Фэанор обратился к жителям Тириона, напомнив им о своей Клятве и объявил, что обязан исполнить ее и отомстить за отца, и попросил помощи у других принцев нолдор. И народ поддержал его. Тогда встал Финарфин и заговорил, и речь его вызывала в воображении эльфов видение войны и гибели всего народа нолдор. Такой ужас посеял он в их сердцах, что ни один из эльфов не пожелал идти вслед за Фэанором.

И роптали они, что Фэанор - не вала, чтобы повелевать ими, и отвернулись от него.

Фэанор же, видя, что покинут всеми, воскликнул:

-Нарушайте же вы свои клятвы, я же своей не нарушу. Однако, если среди вас остался хоть один храбрец, то спутники для меня найдутся и я не уйду нищим, которого вышвыривают за ворота.

И лишь десять эльфов последовали за ним".

Картина вторая:

"Потом поднялся Финрод и призвал всех в зал совета. И собрались все эльфы Нарготронда послушать, что он скажет. Финрод владел искусством красноречия, и язык его давал ему огромную власть над душами, когда он хотел того: и в ту ночь сказал он нарготрондрим слово, что запомнилось им навек. Пламенна была его речь, наполненная силой. Большую часть своего гнева и ненависти обрушил он на Моргота, ибо тот являлся причиной несчастий всех жителей Арды, но говорил он многое и о подвигах Барахира на службе эльдар и о том, что должен исполнить он клятву.

Поднялся тогда Куруфин и старался успокоить нолдор, заставить их остановиться и задуматься, пока не содеяно то, чего не изменишь.

Наконец, после долгих споров Финрод взял верх и зажег большую часть собравшихся ненавистью к Морготу и желанием помочь человеку. Потому, когда Куруфин вновь стал призывать помешкать и одуматься, поднялся громкий крик: "Нет, идем, идем тотчас!" И Финрод с Береном сразу начали готовиться к уходу.

И отправились за ними почти все воины Нарготронда, лишь десятая их часть осталась в городе, не желая покидать дело своих рук и не веря, что Моргота удастся победить..."

Юмор

Aug. 26th, 2009 06:12 pm
julia_monday: (Default)
Гоп-стоп

В ворота постучали. Финрод, только что отложивший в сторону любимую книгу («Мужчина и женщина» в роскошном золотообрезном издании) и уже облачившийся перед сном в ночную сорочку и любимый колпак (чтобы голову не надуло), быстро накинул домашний халат и, вздыхая, поплелся открывать. По врожденной интеллигентности он никак не мог оставить гостей за порогом, даже если они приперлись в два часа ночи. Собственноручно приоткрыв врата Нарготронда, он узрел два знакомых лица, которых предпочел бы никогда не видеть. Первое лицо сказало:

- Здорово, Финя, братан! Давно не виделись! – и сразу же полезло обниматься. Еле выпутавшись из объятий пылкого Келегорма (а именно ему принадлежала вышеупомянутая часть тела) и отдышавшись, Финрод увидел Куруфина, который приняв самый жалостный вид, заныл:

- Сами мы не местные, дайте водички, а то так есть хочется, что переночевать негде …
Read more... )
julia_monday: (Default)
Вся информация по этому вопросу в текстах представлена двумя цитатами.

Поздняя Квэнта Сильмариллион.

«It is told also that when Melkor saw that these lies were smouldering he began to speak, first to the sons of Feanor, and at other times to the sons of Indis, concerning weapons and
armour, and of the power that they give to him that has them to defend his own (as he said)».

Говорят также, что Мелькор, увидев как его ложь дает свои плоды, начал говорить – поначалу с сыновьями Фэанора, а затем – с сыновьями Индис об оружии и доспехах, и о силе, что дают они для защиты своей собственности (как он говорил)».

Атрабет

Финрод
'We know Melkor, the Morgoth, and know him to be mighty. Yea, I have seen him, and I have heard his voice; and I have stood blind in the night that is at the heart of his shadow, whereof you, Andreth, know nought save by hearsay and the memory of your people

«Мы знаем Мелькора, Моргота и знаем, что он могуч. Да, я видел его и я слышал его голос, и я стоял, ослепнув, в ночи, что была средоточием его тени, о которой ты, Андрет, не знаешь ничего, кроме слухов и памяти своего народа».

Итак, нам известно, что Мелькор говорил в Валиноре с «сыновьями Индис», то есть с Финголфином и Финарфином. Слышал его речи и Финрод (по собственным его словам). Но вот говорил ли он с ним лично, тем более – наедине, остается только гадать. Поскольку Финарфин, как и все его дети, отличался изрядной проницательностью и особым чутьем на зло, я сомневаюсь, что Мелькор мог обмануть его притворным раскаянием и злыми наветами. В принципе, у нас даже нет доказательств, что Финарфин поверил наветам Моргота о том, что Фэанор собрался прогнать их с братом из Тириона. Скорее, я думаю, он в это не поверил, как не поверил и лжи Мелькора о том, что Валар держат эльдар в рабстве. То же самое, по моему мнению, следует сказать и о Финроде. Если он и говорил с Мелькором, то маловероятно, что верил ему. И вряд ли он желал общаться с ним. С другой стороны, и Мелькор мог не обращать особого внимания на детей Финголфина и Финарфина, сосредоточив свои усилия на старшем поколении. С детьми Фэанора ему пришлось общаться «поневоле» (поскольку сам Фэанор говорить с ним не желал).

Итак, выводы.

1. Общался ли Финрод с Мелькором? Да, но вряд ли много. И общение это не было «дружбой».
2. Верил ли он ему? Нет.
julia_monday: (Default)
Обещанный фанфик про «безумного Тургона». Участвуют также Фингон, Маэдрос и Финрод (находящиеся в здравом уме :)).

Исцеление вражды


Турукано! Турукано! Атаринья!

Он оборачивается в ужасе, ибо в крике звенит отчаяние. Предательский лед трещит. Черная трещина змеится под ногами его жены и дочери. Не удержавшись, они падают в воду. Некогда искать веревку, течение может утянуть их под лед. Ульмо, Владыка! Нет, Валар покинули их, зов о помощи будет напрасен и он сжимает губы. Скорее в воду! Ледяная черная жидкость обнимает его, тащит на дно. Он борется, захлебываясь. Выныривает. Жена подталкивает к нему Итариллэ. Да, правильно, двоих сразу ему не вытащить. Дочь слабыми руками цепляется за его шею. На берегу уже кто-то нашел веревку, вот он ловит ее, оборачиваясь к Эленвэ, желая удостовериться, что и она поймала спасительную нить… Но как будто чья-то злая воля в этот самый миг обрушивает в воду ледяной торос, что стоял на краю полыньи… Миг - и на черной поверхности воды остается лишь ледяное крошево. Эленвэ исчезла. Руки его слабеют, разжимаясь от холода и нежелания жить… Если бы не тихий плач дочери, он не стал бы бороться с жестоким морем… Но она должна спастись, хотя бы она! С трудом он карабкается на край льдины, кто-то принимает у него Итариллэ. «Ме-е-ельдэ!» - его отчаянный крик несется над проклятым Хэлькараксэ…
Read more... )
julia_monday: (Default)
Вниз по Сириону

- Инголдо, а почему бы нам… не совершить небольшое путешествие?

Финрод, сосредоточенно рассматривавший миниатюру в книге, поднял голову.

- Что? Прости, я так увлекся твоим подарком, что не уделяю тебе должного внимания. Вот, посмотри на это изображение башни-маяка… может быть, стоит возвести такую же где-нибудь на побережье и наблюдать за морем?

Лицо Тургона помрачнело. Финрод досадливо прикусил губу – не стоило напоминать другу о море и берегах, он и так слишком часто только и делал, что смотрел в морской простор и предавался тоске. Хорошо хоть сейчас он выбрался вместе с дочерью на Тол-Сирион, навестить друга и его братьев. Уставшая Идриль час назад отправилась в свои покои, оставив друзей одних. Финрод сразу же заговорил о другом.

- Да, да, Турьо, ты что-то говорил о путешествии? Но куда? На восток?
Read more... )
julia_monday: (Default)
1. О поединке Финрода и Саурона.

Поединок Финрода и Саурона в легендариуме Толкина необычен и стоит особняком. Это не обычная боевая схватка с помощью оружия (подобно поединку Моргота и Финголфина или схватке Гиль-Галада, Элендиля и Исильдура с Сауроном, или схватке Эовин и Мерри с Королем-Чародеем). Впрочем, следует вообще отметить, что поединков у Толкина для жанра «эпос» насчитывается не так уж много. Но вернемся к Финроду и Саурону. Это поединок на «песнях чар», поединок, где использовалась магия. Саурон с самых ранних текстов позиционируется как «колдун», «темный чародей». Почему именно он так выделен из слуг Моргота и чем его «колдовство» отличалось, например, от колдовства самого Моргота (отличалось ли оно только силой?) – нам неизвестно и можно строить только предположения. С другой стороны, среди довольно малого количества известных нам чародеев-эльфов Финрод занимает не последнее место – сказано, что он был «могуч в песнях чар». Он же использует заклинание «смены облика» для маскировки своего отряда. Почему Саурон использовал именно этот способ борьбы с врагом? Ответ на этот вопрос очевиден – потому что сам Финрод применил магию для изменения облика себя и своих спутников, а Саурон, учуяв нечто подозрительное, решил этот магический покров разрушить. И, наконец, самый интересный вопрос: как действовали эти чары и от чего зависела их сила? И как содержание их песен способствовало победе или поражению? К огромному сожалению Поединок упоминается только в двух источниках: Лэ о Лэйтиан и Квэнта Сильмариллион из 5 тома (эта глава вошла с некоторыми изменениями в опубликованный Сильмариллион), что же касается подробного изложения хода поединка – то имеется всего один источник, Лэ о Лэйтиан и придется ограничиться только им.
Read more... )
julia_monday: (Default)
Атрабет Намо а Финрод


- Что происходит с тобою, сын Арафинвэ? Давно получил уж ты право выйти из этих Чертогов, ибо вину за участье в мятеже Фэанора искупил ты деяньями доблестной верности. Люди тебя будут славить во веки веков, и Надежды Звезда не угаснет. Почему не желаешь ты возродиться и жить в Валиноре, смеясь и гуляя с отцом по лесам Эльдамара? Восстань же от скорби!

- Проклинаю я верность свою, о Мандос, владыка Чертогов! На гобеленах Вайрэ узрел я, к чему привела она – к новым братоубийствам! Свет Гиль-Эстель омыт потоками крови, и в этом вину свою вижу.

- Зря называли тебя мудрейшим из нолдор-изгнанников, если ты думаешь так. Разве же ты виноват, что Фэанор и сыны его дали ужасную клятву? Разве нарушение слова тобой могло избавить сыновей Фэанора от судьбы, на которую клятва их обрекала, и от муки – их жертв? Берена предав, ты б лишь усилил проклятье, ибо предательство – пища его.

- Не владей Тингол Камнем – стоял бы Дориат!

- Не из-за Сильмариля напали сыны Фэанора, но из-за клятвы своей. Не остановились бы они ни перед чем, чтобы исполнить ее. Некогда были им нужны корабли – и они отобрали их силой. Силой держали они у себя дочь Тингола, дабы склонить ее к браку – разве ты думаешь, что отец ее простил бы это деянье? Нет, он пошел бы войной на Нарготронд – и вновь эльфы стали б сражаться друг с другом!

- Неужели нельзя сделать так, чтобы кровь родичей эльфы не проливали?

- Можно, но лишь от доброй воли сынов Фэанора зависело это. Если б они отринули клятву свою или хотя б не давали ей пробудиться… Ты же ни в чем не виновен, ты сделал, что должно. Так лишь спасенье могло вновь прийти к эльфам и людям – чрез доблесть и жалость, и верность, и мольбу о прощенье.

- Поразмыслив, я вижу, что прав ты, Владыка Чертогов! Ныне свободен от скорби я и прошу дозволения вновь обрести свое тело.

- С радостью я соглашаюсь на это. Иди же! Отец твой, и мать, и любимая ждут с нетерпеньем.
julia_monday: (Default)
Ах, какое прекрасное стихотворение! В этом весь Финрод – не желает плохо говорить даже о тех, кто стал причиной его смерти… Очень, очень понравилось!


— С чего мне начать, госпожа?



Взгляд настороженно-синий.
Ты ль, Финарато? Или уже другой?
Юный эльфийский принц — статный, тонкий, красивый,
Но — во второй раз. Во второй раз живой.

Старший. Горяч и смел,

Похож на отца, но не слишком,
Он ловок в бою, мудр в решеньях и тверд,
Он дружит по-прежнему с Фингоном —
Ну, с Финдекано Отважным,
И светится белым пламенем в сильной руке клинок.
(А то, что рука — одна… Я не скажу ни слова
Ни о плене его, ни о скорби,
Ни о стали в зеленых глазах…)

Read more... )

Profile

julia_monday: (Default)
julia_monday

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11 12131415 1617
181920 212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 12:08 am
Powered by Dreamwidth Studios